Хендерсон город

Лариса и Ирина

Недавно две представительницы израильской русскоязычной литературы Лариса МАНГУПЛИ и Ирина ЯВЧУНОВСКАЯ побывали в Амстердаме. Предлагаем вниманию их путевые заметки об этом писательско-поэтическо-туристическом вояже

ЧТО НАДОБНО ДУШЕ?

Лариса МАНГУПЛИ, Хайфа

Утверждают, что лучшее время года для поездки в Амстердам — не только весна, потому что этот город прекрасен всегда. Но нам неслыханно повезло: получили приглашение на литературные чтения, которые должны пройти в столице Нидерландов как раз 8 марта. А март — пора цветения не только тюльпанов. Благоухают нарциссы и розы, фиалки и «анютины глазки»… Правда, цветочную радугу может приглушить разве что дождливая и пасмурная погода.

— Теплее одевайтесь и не забудьте взять с собой зонтики, — посоветовала нам президент Литературного клуба «Остров Андерс» и хозяйка одноимённого интернет-сайта Валерия Андерс.

Забегая вперёд, скажу, что за неделю пребывания в Амстердаме и пригороде Эйндховена, Хелдропе, где жил и писал свои шедевры Ван Гог, мы ни разу не достали из своих чемоданов зонтики — было тепло и ясно. Похоже, мы и привезли такую погоду из солнечного Израиля. Мы — это поэт, переводчик Ирина Явчуновская и автор этих заметок.

Поэтический форум предполагал встречу русскоязычных поэтов из разных стран мира, участвовавших в фестивалях «Эмигрантская лира» и конкурсах сайта «Андерсвал». Одни становились лауреатами, другие выходили в финал этих конкурсов, иные только заявляли о своих поэтических способностях… Всех нас, приехавших из многих уголков земного шара, встретили в Пушкинском зале музея «Эрмитаж Амстердама». Пусть не удивит название музея. Просто он является филиалом Государственного Эрмитажа в Санкт-Петербурге, который основал в своё время Пётр Первый. Правда, своей коллекции филиал не имеет. Здесь выставляются экспонаты из запасников российского Эрмитажа. Но познакомимся мы с экспонатами позже. А пока — встречи со знакомыми и незнакомыми участниками Фестиваля. Если вам, дорогой читатель, доводилось бывать в гостях, где вас буквально обволакивают тепло и открытость хозяев дома, где вам рады, как самым близким людям, то вы сможете представить атмосферу, в которой мы оказались. Президент литературного клуба Валерия Андерс и представитель фирмы «Аrtvivo» Виолетта Чайкина каждого, входящего в Пушкинский зал, встречали как добрых и дорогих друзей.

— Угощайтесь, вот чай, кофе, соки, печенье, — предлагала Виолетта, излучая тёплую улыбку и, как хлопотливая хозяйка, не знала, куда нас усадить. — Вы же с дороги. Устали, наверное…

Но мы-то прилетели в Амстердам накануне и уже успели отдохнуть, да и с городом немного познакомиться, полюбоваться гирляндами каналов, цветами, которые повсюду продаются в небольших магазинчиках, даже побывать в доме-музее Ван Луна… Попали туда случайно. Гуляя по улицам и не пропуская ни одного шедевра архитектуры, фотографировали друг друга у парадных подъездов, которые украшают вазоны с цветами, сосенками и кипарисами. Молодой человек, совершая утреннюю пробежку, предложил:

— А вы зайдите вот в этот музей, — он указал на роскошный флигель, — перед ним увидите дивной красоты парк.

Замечу, что вежливость, деликатность и открытость голландцев нас приятно удивляли и радовали — часто приходилось спрашивать, как и куда пройти, уточнять адрес. Ни одного хмурого лица, только открытая улыбка и добрые приветствия. В музей мы действительно прошли через ухоженный парк и розарий во французском стиле, поражающие своей красотой и свежестью. Музей оказался необычным. Великолепное здание, построенное более трех веков назад, как, впрочем, и многие в Амстердаме, когда-то было арендовано для ученика Рембрандта, Фердинанда Бола. А уже в восемнадцатом веке переоборудовано и куплено, как свадебный подарок, для Виллема Ван Луна и его супруги Тхоры, придворной голландской королевы.

Потомки этой знаменитой семьи живут здесь и сегодня. Но они занимают лишь верхние этажи, а в комнатах нижних этажей разместили всё, чем пользовались когда-то их предки. Мы ходили по этим комнатам, где всё передавало атмосферу ушедших веков, и чувствовали, будто время повернуло вспять. Богатая коллекция семейных портретов, великолепное собрание фарфора, уникальные образцы мебели, посуды, тканей, которые специально для этой семьи заказывали во Франции…

Кажется, увлеклась описанием этой красоты. Но вернёмся в наш Пушкинский зал, где уже все в сборе. Многие из присутствующих — участники международных поэтических конкурсов, которые вот уже десять лет проводятся на сайте «Эмигрантская лира». Они объединили любителей поэзии разных континентов. Фестивали «Эмигрантской лиры» отзвенели в странах Европы и на Святой земле Израиля. Своеобразные их итоги — литературно-художественные альманахи, в которые вошли стихи и проза конкурсантов. Презентацию третьего альманаха открыл его редактор, президент ассоциации «Эмигрантская лира» Александр Мельник (Бельгия).

Поэты сменяли друг друга, звучали стихи разных стилей, разного содержания и направления. Скоро участники фестиваля разъедутся, а их мысли и чувства останутся на страницах сборников и будут напоминать о встрече, о творческих дискуссиях и спорах. Ну, например, о том, нужна ли вообще поэзия не поэтам? Вряд ли кто-то мог возразить составителю поэтического сборника гражданской лирики «Осколки империи» Валерии Андерс. «Поэзия сопутствует нам всю жизнь, — сказала Валерия, — от колыбельных песен матерей до молитв по ушедшим. У кого-то это вызывает бОльшие чувства, у кого-то меньшие — всё зависит от самого человека. Одни пишут стихи, другие — их читают. Мир поэзии такой же, как и мир музыки, живописи… И вне этого мира жизнь человека была бы духовно бедной, неполноценной. С наступлением эпохи интернета мы получили широкую возможность знакомиться с поэзией не только на своём родном языке. Я рада, что в нашем Литературном клубе и на сайте «Остров Андерс» сегодня есть не только поэты, пишущие на своём родном языке, но и поэты-переводчики. Вот недавно опубликована у нас замечательная подборка переводов израильского поэта Ирины Явчуновской. Стихи Пушкина, Лермонтова, Тютчева, Набокова, Есенина, Окуджавы зазвучали и на английском языке…».

Скажу по секрету, в поездках по странам Европы рядом с Ириной не испытываю дискомфорта из-за незнания английского — этого пробела в моей жизни .

Ну а о том, что поэзия нужна не только поэтам, говорили многие: Елена Данченко из Голландии, Татьяна Юфит из Англии, Марина Борщевская из Израиля, Михаил Юдовский из Германии и другие. Ещё раз подтвердила это поэт, певица и бард Вероника Долина, прилетевшая на фестиваль из Венеции, где проходили её гастроли. Глубокие по содержанию, с философским подтекстом её песни — тому свидетельство. Встречали Веронику тепло и с благодарностью. Во второй половине дня она будет не только петь, но и читать свои стихи. А в перерыве мы отправились на речную прогулку. Катерок с прозрачной крышей вместил всех желающих полюбоваться красотами Амстердама. Причаливали к пристани каждые пятнадцать минут. Можно было сойти и прогуляться улицами города, перекусить в уютном кафе или посетить музей, картинную галерею. Вообще система туризма здесь предусматривает минимальные затраты времени на поиски достопримечательностей города. Скажем, покупаете билет (можно его заказать и в гостинице, где остановились), который действителен в течение 24 часов. Вы занимаете удобное место в двухэтажном автобусе, получаете наушники и на нужном вам языке слушаете рассказ экскурсовода. Остановки — возле музеев, картинных галерей, памятных мест. Выходите, где пожелаете, а потом, подождав несколько минут, садитесь в следующий автобус, отправляющийся по тому же маршруту. Маршрут изначально выбираете сами. Вот так, экономя время на поиски, мы успели посетить и фабрику бриллиантовых изделий, и побывать у пивоваренного завода, и в историческом музее еврейской диаспоры, и в картинной галерее Ван Гога,..

Написала и мысленно перенеслась не только в залы галереи, где увидели автопортреты художника и портреты его современников, рисунки, картины, письма и дневники, по которым можно проследить весь трагический путь Ван Гога. Вспомнились наши прогулки вместе с Валерией Андерс по тем местам, где родился и жил художник. Эти удивительные по своей красоте места, почти заповедные — провинция «Северный Брабант» на южной границе Голландии. Небольшой тихий городок Хелдроп. Мы останавливались у дома-музея Винсента Ван Гога, у памятника ему, у скульптуры со знаменитыми подсолнухами. Задержались у небольшой пристройки к кирпичному особняку с двухскатной крышей. Здесь, в этой пристройке художник писал многие свои картины.

Мы шли вдоль спокойной и тихой речки. Солнечный диск, окунавшийся в горизонт, посылал слабые лучи, едва золотившие верхушки деревьев. А на распаханном поле всё ещё трудились люди. Воздух был напоён запахом земли, звенящую тишину изредка нарушало лишь мягкое шуршание колес — встречные велосипедисты успевали вежливо поздороваться с нами, совсем незнакомыми им людьми.

— Так принято в этих краях, — заметила Валерия и обратила наше внимание на тропинку, точь-в-точь такую, какую видели на одной из картин Ван Гога. То же поле, та же лесополоса и убегающая вдаль дорожка. — Вот по ней и любил ходить художник, делать наброски, рисунки…

Около тысячи таких рисунков и почти столько же картин успел оставить людям непризнанный при жизни, но великий мастер. Его картины не покупали и только после смерти художника за его творения платили десятки тысяч долларов.

Было воскресенье, и Хелдроп, обычно спокойный по будням, изредка оглашался колокольным звоном. Откуда-то донеслись музыкальные аккорды, и мы пошли на них. У маленького магазинчика с одеждой и всякой мелочью парень пел песни Элвиса Пресли, этой легенды музыкального мира. Подошли поближе, заслушались. Наши аплодисменты исполнителю не остались без внимания хозяина магазина.

— Угощайтесь, — широким жестом предложил он нам голландское пиво, разливая его по стаканчикам.

На музыку отреагировала полиция. Стражи порядка удостоверились, что всё «о. кей», и уехали. А мы ещё долго гуляли по улицам города, любовались соборами и цветущими миндальными и вишнёвыми деревьями. В кафе «Чёрный лебедь» пробовали местные деликатесы из морепродуктов, а вернувшись в уютный трёхэтажный особняк Валерии, ещё долго обменивались впечатлениями и о только что увиденном, и о фестивале.

Насыщенной была его вторая половина, когда поэты имели возможность полнее представить своё творчество. Обо всём, конечно же, не рассказать. Но остановлюсь на одном моменте, который волновал в те дни буквально каждого. А поэтов, чутко откликающихся на события своего времени, — особенно. Мы с Ириной — одни из немногих бывших крымчан, приехавших на эти литературные чтения, говорили о Крыме, читали стихи об этом крае, ставшем раздором между Украиной и Россией. Дискуссии и даже горячие споры разгорелись уже в кулуарах. Кто-то, в основном те, кто жили в Крыму и хорошо знают его историю, были за возвращение полуострова России, а кто-то — против. Так или иначе, время рассудит нас. Хорошо, что разность взглядов не повлияла на наши отношения. Собравшись вечером за большим столом в ресторане, что неподалёку от музея «Эрмитаж Амстердама», мы ближе знакомились друг с другом, обменивались своими книгами, сувенирами и адресами. Я, например, очень рада, что мою полку книг с авторскими дарственными надписями пополнил сборник стихов талантливого харьковского поэта Светланы Смоленской «Что надобно душе?».

А душа любого творческого человека требует общения. В этом ещё раз убедилась, побывав на одной из центральных площадей Амстердама, названной в честь голландского живописца Рембрандта. В центре её памятник самому художнику со скульптурной композицией из 22 бронзовых фигур — героев его картины «Ночной дозор». Интересно, что авторами памятника были два русских художника: Михаил Дронов и Александр Татаринов. Площадь, окружённая гостиницами, магазинами, уютными кафе, привлекает своим убранством. Какой-то неповторимый дух былого времени витает здесь над всем: над фасадами домов, будто украшенных изысканными кружевами тонкой работы, над гирляндами огоньков, обвивающими кроны деревьев. Неотъемлемая часть этого притягательного своей красотой места, — художники. Они продают здесь свои картины. Ну, разве пройдёшь мимо? Остановились. Выбираем пейзажи Амстердама, написанные акварелью. Художник слышит русскую речь и заговаривает с нами. Улавливаем едва заметный украинский акцент.

— А вы откуда будете? — простодушно спросил он.

— Мы крымчане, но почти двадцать лет живём в Израиле.

Напрасно думаете, дорогой читатель, что разговор не зашел о последних событиях в Крыму. Наш улыбчивый собеседник был весьма благодушен, давая свою оценку «горячим» событиям на Украине:

— Народ сам вправе решать, где ему быть. Я вот, к примеру, уже давно живу в Амстердаме. Важно ведь к чему душа лежит…

Мы поняли художника. И в памяти моей всплыла поэтическая строка Светланы Смоленской: «Что надобно душе?..» На этот вопрос каждый отвечает сам. А я подумала о том, что душе творческого человека очень необходимо общение с такими же неравнодушными, готовыми ради встречи друг с другом преодолевать большие расстояния.

Просмотрев фотоотчет, вы сможете прочитать путевые заметки Ирины Явчуновской.

ЛарисаЛариса и Ирина

АМСТЕРДАМ, ЭЙНДХОВЕН, ХЕЛДРОП, КРЫМ И ПУРИМ

Ирина ЯВЧУНОВСКАЯ

ГДЕ НАХОДИТСЯ ОСТРОВ АНДЕРС?

Не ищите этот остров на карте. Он существует только в виртуальном пространстве, во всемирной паутине, соединяющей страны и материки, помогающей людям найти близких себе по духу.

Международный литературный сайт «Остров Андерс» или «Андерсвал» www.andersval.nl – детище Валерии Андерс, живущей в Голландии и её друзей-единомышленников из Голландии, Бельгии, Германии и Израиля. В апреле этого года сайт отметит своё девятилетие. Здесь публикуются авторы из многих стран мира — маститые и начинающие. Представлены различные направления и жанры: стихи, проза, эссе, юмор, пародии. Как правило публикации сопровождаются комментарием Валерии Андерс или одного из модераторов, а на форуме можно обсудить любое произведение. А ещё это издательский проект. В издательстве «Holland House” вышло несколько коллективных сборников и книг авторов сайта в бумажном варианте.

Члены нашей хайфской лит. студии «Анахну» Лариса Мангупли и Семён Гендель давно публикуют здесь свои произведения. Я же совсем недавно попала в число авторов сайта, но по счастливому стечению обстоятельств на мой почтовый ящик пришла рассылка о предстоящей встрече. Предлагалось принять участие в поэтическом вечере «Фестиваль поэзии в Амстердаме», в котором будут участвовать голландские поэты с чтением стихов на английском языке, а также русскоязычные поэты из разных стран мира, лауреаты и поэты-финалисты разных лет поэтического конкурса «Эмигрантская лира» и авторы сайта «Андерсвал».

Лариса Мангупли связалась по телефону с Валерией, и та любезно пригласила нас на фестиваль и к себе в гости в Хелдроп, пригород города Эйндховен.

Итак, впереди новое захватывающее путешествие. Скоро в путь.

АМСТЕРДАМ

Старинный величественный город на реке Амстел с водными каналами, нарядными зданиями и разводными мостами встретил нас теплой весенней погодой. На клумбах и в цветочных лавках тюльпаны и нарциссы, фиалки и крокусы. По водной глади каналов и реки проплывают катера и моторные лодки. А по улицам города по специально проложенным дорожкам снуют велосипеды. Кругом стоянки, где можно взять велосипед напрокат. Этим замечательным видом транспорта здесь пользуются люди всех возрастов — от убелённых сединами до малышей.

Золотистое солнце и воды,

покрытые глянцем.

Мимо тихих кварталов,

каналов,

мостов,

парапетов

Проплывают по суше

галантные с виду голландцы

И вращают колёсики велосипедов.

Удлинённые здания

– дивные замки из сказки –

Молча смотрятся в воду,

они вспоминают, наверно,

Как сияли в былом

их слегка потускневшие краски,

А колёсико Времени крутится мерно.

Мы любуемся городом, очаровательными фасадами зданий, цветочными клумбами, улыбчивыми прохожими. А впереди у нас множество интересных встреч.

TO DREAM OR NOT TO DREAM?

Фестиваль проходил 8 марта в Пушкинском зале амстердамского Эрмитажа. Спонсоры и организаторы – Валерия Андерс и фонд Artvivo, поддерживающий проект «Andersval”. В фойе накрыли столы и всем участникам вручили подарки: блокноты с авторучками и сумки с надписью:

«To dream or not to dream that is the question.” (Мечтать иль не мечтать, вот в чём вопрос). Эта надпись, собственно, была схожа с темой развернувшейся дискуссии – нужна ли поэзия не поэтам?

Поэтические чтения и круглый стол проводил президент ассоциации «Эмигрантская лира» Александр Мельник. А поэты приехали из разных уголков земного шара: из Англии, Германии, Бельгии, Голландии, Америки, Израиля, России и Украины.

Вся работа фестиваля состояла из трёх частей. В первой поэты представились и прочли по одному стихотворению, затем круглый стол и перерыв, во время которого мы все отправились кататься на катере вдоль каналов. Во второй половине Валерия Андерс поприветствовала собравшихся, прочла собственное стихотворение об Амстердаме и представила свой сайт и гостей. ..

И опять стихи до позднего вечера, потом ужин в уютном баре в центре города. Встреча проходила оживлённо и эмоционально. Приятно было увидеть знакомые лица и приобрести новых друзей, услышать стихи замечательных поэтов, обменяться книгами. Каждый автор был интересен по-своему, но плохих стихов мы не слышали. Гостем фестиваля стала известный поэт и бард Вероника Долина. Она читала стихи и пела песни новые и давно полюбившиеся многим, сидевшим в этом зале.

А параллельно развернулась ещё одна дискуссия. Она оказалась куда более острой и жаркой чем запланированная.

Если разногласий по поводу того, нужна ли поэзия не поэтам, практически не было (какой же поэт, да и не поэт, скажет, что поэзия не нужна), то по вопросу перехода Крыма в Россию можно было услышать резко полярные точки зрения. В эти дни тема Крыма и Украины не сходила с центральных полос медийных средств всего мира. И рассказ Ларисы Мангупли о коренном народе, населяющем Крым, а вернее об этно-лингвиситческой группе «крымчаки», вызвал большой интерес.

ВСТРЕЧИ

Пожалуй, крымская тема постоянно сопровождала нас во время поездки. В первый день по дороге из аэропорта таксист, индус из Кашмира спросил, откуда мы. Я ответила, что из Израиля, но родились и большую часть жизни прожили в Крыму. Таксист оживился. Посыпались вопросы: Что вы обо всём этом думаете? Что же теперь будет? Как там живут люди? Примечательно, что Кашмир является камнем преткновения индо-пакистанского конфликта. Возможно, поэтому так взволновала водителя такси судьба далёкого ему полуострова.

По окрестностям Эйндховена нас согласился повозить знакомый Валерии Андерс Адриан. И снова речь зашла о Крыме. – Я был капитаном дальнего плавания, – рассказал Адриан, – сотрудничал с израильской судоходной компанией «Мано-сапанут», часто бывал в Хайфе, Тель Авиве и Иерусалиме. Замечательные города, а Чёрное море избороздил вдоль и поперёк. У меня даже любовь была в Севастополе, но мы расстались, ей было тогда 20 лет, а мне 40, посчитал, что она слишком юная для меня. Люблю Крым и хочу, чтобы его жителям было хорошо. Ведь это их, в первую очередь, нужно спросить, где им лучше: в Украине или в России.

Но самой неожиданной оказалась встреча в Амстердаме на площади Рембрандта. Молодой художник продавал там свои картины. Мы подошли и заговорили с ним на английском, но оказалось, что он замечательно владеет русским языком, хотя уже восемь лет живёт в Голландии.

 Откуда вы?- спросила я.

 Из западной Украины, как говорят, «Бандера», – с улыбкой ответил художник, – А вы?

 А мы родом из Крыма.

Посмеялись. Поговорили о разном. Он пожелал нам удачи, а мы – ему. Расстались друзьями.

Возвращались в гостиницу с тёплым чувством. Простым людям часто бывает гораздо легче найти общий язык, чем политикам. Ведь родственные души сливаются, как моря и реки. Зачем же нужно враждовать, возводить заборы, таможни, границы?

…У Черного моря особая доля:

Здесь яркие звезды, здесь запах магнолий.

Порой веселится, порой мрачновато:

Обидно, что Черным прозвали когда-то.

Тут время не властно, пространство без края.

Вверху – безмятежно парящие стаи.

Здесь редкие бури и грома раскаты,

Спешат сюда реки, и море им радо.

Все дышит тут мудростью тысячелетий.

Не так у земных неспокойных соседей.

Но как этой мудрости нам научиться,

И жить так же вольно, разрушив границы?

Интересно, что референдум в Крыму проходил 16 марта, в тот же день, что у нас в Израиле отмечали весёлый праздник Пурим. В Пурим по традиции свершаются чудеса. И, действительно, в марте 1951 года в праздник Пурим умер Сталин, когда выгнав из Крыма целые народы — крымских татар, армян, немцев, греков и болгар, он намеревался выслать и других жителей полуострова…

А само слово «пур», от которого и произошло название «Пурим», означает «жребий».

В ГОСТЯХ У ВАЛЕРИИ АНДЕРС И СНОВА АМСТЕРДАМ

Чуть больше часа езды на электричке и перед нами совсем другая картина. Городок Хелдроп – пригород Эйндховена. Цветут ландыши, фиалки, нарциссы, фруктовые деревья, Возвышаются шпили собора. Слышен звон колоколов на башне. Гуляем вдоль ровных улиц, школы, вокруг уютные коттеджи, окруженные зелёными палисадниками, далее река, лес, просёлочная дорога, ведущая в тот самый Нюнен, куда в 1883 году переселился со своими родителями юный художник Винсент Ван Гог. Вот домик, где он жил и создавал ранние полотна. Мы идём дорогой, по которой когда-то бродил художник, вдоль неё поля, сельскохозяйственные угодья, овцы, коровы. Встречные прохожие приветливо здороваются с нами, будто мы их давние знакомые. Идём, и кажется, что полотна Ван Гога оживают пред нашими глазами.

А через два дня мы снова увидим эту же пастораль на картинах в музее Ван Гога в Амстердаме.

Мы опять в Амстердаме. Остаётся совсем мало времени до отлёта, хочется успеть повидать как можно больше. Но объять необъятное невозможно. В Амстердаме около шестидесяти музеев.

Туристический двухэтажный автобус везёт нас по улицам города. Мы выходим у Музейной площади. Здесь расположен Государственный музей истории и живописи. Художественная коллекция включает картины, скульптуры и декоративное искусство, искусство стран Азии, историческая коллекция — это археологические артефакты, скульптуры, одежда, рисунки, гравюры и фотографии.

Здесь собраны многочисленные работы голландских мастеров XV—XIX веков, представлены известные мастера XVII века. Главное место в экспозиции отведено «Ночному дозору» Рембрандта.

Возвращаемся в автобус, теперь он сворачивает на набережную Принсенграхт и мы видим дом, где когда-то жила и скрывалась от нацистов Анна Франк. В декабре 1940 года сюда переехала фирма «Опекта», в которой работал отец Анны Отто Франк. 6 июня 1940 года семья Франк переселилась в «Убежище», устроенное сотрудниками фирмы в задних комнатах дома. Вход был замаскирован под шкаф с документами. Здесь Анна в 1942—1944 годах писала свой дневник. В 1944 году нацистские власти получили донос и 4 августа обыскали дом. Семья Франк была арестована и отправлена в концлагеря.

С другими тяжёлыми моментами Холокоста, с фотографиями, предметами быта, картинами и документами мы познакомились в Еврейском историческом музее Амстердама.

А колёсико Времени

кружит по улочкам мирным,

Где бродил ювелир,

и банкир надевал новый фрак.

Лёгкий дождь моросил,

пахло свежестью,

сдобой

и сыром,

И с портфелем шла девочка —

звали её Анна Франк…

Колесница Времен не качнётся

и не развернётся.

И кровавая туча

опять не пройдёт стороной,

Если не захотим

оглядеться вокруг,

оглянуться,

Если злоба и ненависть

с ложью в упряжке одной.

В день отъезда мы вернулись в Эрмитаж, с которого и начиналось наше путешествие. Только на этот раз идём по «Шёлковому пути». Останки исчезнувших цивилизаций словно восстают из песков самого длинного в средневековье торгового пути протяжённостью в 1700 км. Мы видим настенную живопись, посуду из серебра и бронзы, буддистские скульптуры, кузнечные изделия и сохранившиеся по сей день образцы натурального шёлка. Историю легендарного мира с небывалым обменом товаров, культур и религий поведали уникальные находки, собранные во время археологических раскопок русскими и английскими археологами.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *