Что такое контурная карта?

Контурные карты в России

В 20-е годы XIX века в русской учебной картографии впервые появились предшественники современных контурных карт. Они носили название «немые карты» (лат. carta geografica muta), представляли собой учебные географические карты без обозначения названий, которые требовалось надписывать от руки.

Первым подобным сборником стал «Учебный атлас, состоящий из немых географических карт» (он был издан в Санкт-Петербурге в 1829 году). В конце предисловия к атласу было указано: «Сии листы составлены находящимся при Главном инженерном училище научным сотрудником П. Максимовичем…». Максимович Павел Петрович был окружным инспектором Санкт-Петербургского учебного округа, членом Учёного комитета Министерства народного просвещения. В «Географических листах» к этому атласу осторожно указывалось, что Максимович разместил «только те предметы, кои Начальству Училища показались приличными при обучении Географии». В 2013 году данный сборник был одним из главных экспонатов на выставке «Из истории русской учебной картографии» (Российская государственная библиотека, Дом Пашкова, читальный зал Отдела картографических изданий).

Развитие учебная картография получила в начале XX века, когда наряду с широким использованием настенных карт издавались «тетради-атласы», в составе которых находились немые карты. Несмотря на это, в начале XX века, особенно в провинции, контурные карты ещё воспринимались с недоверием учениками. Об этом идёт речь в романе Якуба Коласа «На ростанях», действие которого разворачивается накануне I русской революции. Молодой учитель Андрей Лобанович, только что закончивший учительскую семинарию, приезжает в глухую деревню. Лобанович пытается не ограничиваться школьной программой. Он хочет заставить своих учениках думать, рассчитывая, что это изменит их жизнь. Здесь он сталкивается с серьёзными трудностями, среди которых резко отрицательное восприятие контурных карт учащимися:

«Учеников верханской школы испугала немая географическая карта — такой у них никогда не было. От имени своих товарищей и выступил Минич, заявив, что немая карта для них незнакома и она может повредить им на экзамене по географии. Учителя других школ одобрили поступок Лобановича, и на том дело с немой картой кончилось».

— Якуб Колас. На ростанях. С. 95. RuLit.

Широкое распространение контурные карты получили в советский период, особенно после Великой Отечественной войны. Большую роль в их популяризации сыграла статья А. И. Стражева «Локальность в изучении истории. Работа с исторической картой в классе и дома», опубликованная в журнале «Преподавание истории в школе».

Проблема использования контурных карт в обучении истории и методов работы с ней впоследствии поднималась в научных работах Годера Г. И., Ворожейкиной М. В., Студеникина М. Т., Вагина А. А., в обучении географии — в статьях Коваленко Т. В. Серию статей по данной проблеме опубликовала Богданова A. A.. Монографию проблеме использования контурной карты в процессе обучения географии посвятил Жучкевич В. А.. Была разработана методика работы с контурной картой для слепых и в коррекционной школе.

К началу 90-х годов контурные карты в сознании обывателя стали отождествляться с работой учителя истории и географии. Главный редактор радиостанции «Эхо Москвы» Алексей Венедиктов рассказывает об этом времени, когда он совмещал работу учителя и журналиста:

«Помню такую историю гениальную. Позвали меня с другими репортёрами к Ельцину, приехали мы к нему, а его нет, опаздывает. Сидим ждём… А у меня пятый класс, греческие войны, контурные карты, надо проверить – завтра тема закрывается. Я вынимаю из портфеля эти карты и начинаю их проверять с красным карандашом. Народ охреневает! А журналисты, которые тоже к Ельцину пришли, заскучали и говорят: а дай и нам, мы тоже будем проверять! Я вам не дам, вы ни хрена не знаете, а это ж всё отметки. А ты дай нам пятёрочную, и мы по лекалу. Правильно! Раздал карты… И тут пришел Борис Николаич, смотрит, а народ сидит и карты исправляет красными карандашами. Он спрашивает: «Это шо?» Щас, Борис Николаич, 9 штук осталось».

В настоящее время высказывается осторожное, а иногда и настойчивое сомнение в полезности традиционного подхода к выполнению контурных карт:

«…польза от рутинных упражнений с контурной картой (“найдите…”, “подпишите…”, “нанесите…”) дискуссионна. Они тренируют лишь наблюдательность и зрительную память (и то скорее не тренируют, а проверяют, контролируют) и в этом смысле ничуть не более способствуют развитию молодого человека, чем опознание на ощупь пойманного партнёра при игре в жмурки. Контурная карта — инструмент вызубривания и контроля вызубренности настоящей карты. Работа с контурной картой мало нацеливает на развитие собственно географического мировоззрения, пространственного мышления, понимания карты и реальной территории».

— Рогачёв С. В. Пространство России: Урок понимания карты. География. № 1. 1999. С. 1, 7—10.

Появились электронные бланковые карты и атласы, сочетающие свойства контурной карты, анимации и мультимедийных средств, которые пока ещё не нашли широкого применения в средней школе. Исследования в области мультимедийной бланковой картографии ведут: Лисицкий Д. В., Комиссарова Е. В., Вилков А. Ю., Кацко С. Ю.

Примечания

  1. По книге: География. Современная иллюстрированная энциклопедия. М.: Росмэн. Под редакцией проф. А. П. Горкина. 2006.
  2. Справочник технического переводчика. Интент. 2009—2013: контурная карта — учебная бланковая немая карта.
  3. Ахиев С. Н., ‎Савинов А. А., Чурекова Н. Б. Методические рекомендации по работе с контурными картами по истории Древнего Рима. Саратов. 2013.
  4. Кощеева Г. С. Картография с основами топографии. Учебно-методический комплекс. Тюменский государственный университет. 2014.
  5. Стражев А. И. Локальность в изучении истории. Работа с исторической картой в классе и дома. Преподавание истории в школе. 1946. № 2
  6. Коваленко Т. В. Контрольные работы по контурным картам. География в школе. 1963. № 4.
  7. Богданова A. A. Методика работы с контурными картами в V классе. География в школе. 1980. № 3. С. 43—46. Богданова A. A. Самостоятельные и практические работы с контурными картами в курсе географии материков. География в школе, 1981. № 3. С. 43—46. Богданова A. A. Методика работы с контурными картами в курсе физической географии СССР. География в школе. 1981. № 5. С.15—18.
  8. Жучкевич В. А. Контурные карты в курсе географии восьмилетней школы. Минск: Издательство Народная Асвета. 1963.
  9. Рис, Гордон. Мыши. М. Рипол классик. 2011. С. 4.
  10. Ильинский М. М. Сильвио Берлускони — премьер Италии. М. 2004.

Отрывок, характеризующий Контурная карта

И, не дожидаясь ответа от посторонившегося часового, Долохов шагом поехал в гору.
Заметив черную тень человека, переходящего через дорогу, Долохов остановил этого человека и спросил, где командир и офицеры? Человек этот, с мешком на плече, солдат, остановился, близко подошел к лошади Долохова, дотрогиваясь до нее рукою, и просто и дружелюбно рассказал, что командир и офицеры были выше на горе, с правой стороны, на дворе фермы (так он называл господскую усадьбу).
Проехав по дороге, с обеих сторон которой звучал от костров французский говор, Долохов повернул во двор господского дома. Проехав в ворота, он слез с лошади и подошел к большому пылавшему костру, вокруг которого, громко разговаривая, сидело несколько человек. В котелке с краю варилось что то, и солдат в колпаке и синей шинели, стоя на коленях, ярко освещенный огнем, мешал в нем шомполом.

– Oh, c’est un dur a cuire, – говорил один из офицеров, сидевших в тени с противоположной стороны костра.
– Il les fera marcher les lapins… – со смехом сказал другой. Оба замолкли, вглядываясь в темноту на звук шагов Долохова и Пети, подходивших к костру с своими лошадьми.
– Bonjour, messieurs! – громко, отчетливо выговорил Долохов.
Офицеры зашевелились в тени костра, и один, высокий офицер с длинной шеей, обойдя огонь, подошел к Долохову.
– C’est vous, Clement? – сказал он. – D’ou, diable… – но он не докончил, узнав свою ошибку, и, слегка нахмурившись, как с незнакомым, поздоровался с Долоховым, спрашивая его, чем он может служить. Долохов рассказал, что он с товарищем догонял свой полк, и спросил, обращаясь ко всем вообще, не знали ли офицеры чего нибудь о шестом полку. Никто ничего не знал; и Пете показалось, что офицеры враждебно и подозрительно стали осматривать его и Долохова. Несколько секунд все молчали.
– Si vous comptez sur la soupe du soir, vous venez trop tard, – сказал с сдержанным смехом голос из за костра.
Долохов отвечал, что они сыты и что им надо в ночь же ехать дальше.
Он отдал лошадей солдату, мешавшему в котелке, и на корточках присел у костра рядом с офицером с длинной шеей. Офицер этот, не спуская глаз, смотрел на Долохова и переспросил его еще раз: какого он был полка? Долохов не отвечал, как будто не слыхал вопроса, и, закуривая коротенькую французскую трубку, которую он достал из кармана, спрашивал офицеров о том, в какой степени безопасна дорога от казаков впереди их.
– Les brigands sont partout, – отвечал офицер из за костра.
Долохов сказал, что казаки страшны только для таких отсталых, как он с товарищем, но что на большие отряды казаки, вероятно, не смеют нападать, прибавил он вопросительно. Никто ничего не ответил.
«Ну, теперь он уедет», – всякую минуту думал Петя, стоя перед костром и слушая его разговор.
Но Долохов начал опять прекратившийся разговор и прямо стал расспрашивать, сколько у них людей в батальоне, сколько батальонов, сколько пленных. Спрашивая про пленных русских, которые были при их отряде, Долохов сказал:
– La vilaine affaire de trainer ces cadavres apres soi. Vaudrait mieux fusiller cette canaille, – и громко засмеялся таким странным смехом, что Пете показалось, французы сейчас узнают обман, и он невольно отступил на шаг от костра. Никто не ответил на слова и смех Долохова, и французский офицер, которого не видно было (он лежал, укутавшись шинелью), приподнялся и прошептал что то товарищу. Долохов встал и кликнул солдата с лошадьми.
«Подадут или нет лошадей?» – думал Петя, невольно приближаясь к Долохову.
Лошадей подали.
– Bonjour, messieurs, – сказал Долохов.
Петя хотел сказать bonsoir и не мог договорить слова. Офицеры что то шепотом говорили между собою. Долохов долго садился на лошадь, которая не стояла; потом шагом поехал из ворот. Петя ехал подле него, желая и не смея оглянуться, чтоб увидать, бегут или не бегут за ними французы.
Выехав на дорогу, Долохов поехал не назад в поле, а вдоль по деревне. В одном месте он остановился, прислушиваясь.

– Слышишь? – сказал он.
Петя узнал звуки русских голосов, увидал у костров темные фигуры русских пленных. Спустившись вниз к мосту, Петя с Долоховым проехали часового, который, ни слова не сказав, мрачно ходил по мосту, и выехали в лощину, где дожидались казаки.
– Ну, теперь прощай. Скажи Денисову, что на заре, по первому выстрелу, – сказал Долохов и хотел ехать, но Петя схватился за него рукою.
– Нет! – вскрикнул он, – вы такой герой. Ах, как хорошо! Как отлично! Как я вас люблю.
– Хорошо, хорошо, – сказал Долохов, но Петя не отпускал его, и в темноте Долохов рассмотрел, что Петя нагибался к нему. Он хотел поцеловаться. Долохов поцеловал его, засмеялся и, повернув лошадь, скрылся в темноте.
Х
Вернувшись к караулке, Петя застал Денисова в сенях. Денисов в волнении, беспокойстве и досаде на себя, что отпустил Петю, ожидал его.
– Слава богу! – крикнул он. – Ну, слава богу! – повторял он, слушая восторженный рассказ Пети. – И чег’т тебя возьми, из за тебя не спал! – проговорил Денисов. – Ну, слава богу, тепег’ь ложись спать. Еще вздг’емнем до утг’а.
– Да… Нет, – сказал Петя. – Мне еще не хочется спать. Да я и себя знаю, ежели засну, так уж кончено. И потом я привык не спать перед сражением.
Петя посидел несколько времени в избе, радостно вспоминая подробности своей поездки и живо представляя себе то, что будет завтра. Потом, заметив, что Денисов заснул, он встал и пошел на двор.
На дворе еще было совсем темно. Дождик прошел, но капли еще падали с деревьев. Вблизи от караулки виднелись черные фигуры казачьих шалашей и связанных вместе лошадей. За избушкой чернелись две фуры, у которых стояли лошади, и в овраге краснелся догоравший огонь. Казаки и гусары не все спали: кое где слышались, вместе с звуком падающих капель и близкого звука жевания лошадей, негромкие, как бы шепчущиеся голоса.
Петя вышел из сеней, огляделся в темноте и подошел к фурам. Под фурами храпел кто то, и вокруг них стояли, жуя овес, оседланные лошади. В темноте Петя узнал свою лошадь, которую он называл Карабахом, хотя она была малороссийская лошадь, и подошел к ней.
– Ну, Карабах, завтра послужим, – сказал он, нюхая ее ноздри и целуя ее.
– Что, барин, не спите? – сказал казак, сидевший под фурой.
– Нет; а… Лихачев, кажется, тебя звать? Ведь я сейчас только приехал. Мы ездили к французам. – И Петя подробно рассказал казаку не только свою поездку, но и то, почему он ездил и почему он считает, что лучше рисковать своей жизнью, чем делать наобум Лазаря.
– Что же, соснули бы, – сказал казак.
– Нет, я привык, – отвечал Петя. – А что, у вас кремни в пистолетах не обились? Я привез с собою. Не нужно ли? Ты возьми.
Казак высунулся из под фуры, чтобы поближе рассмотреть Петю.
– Оттого, что я привык все делать аккуратно, – сказал Петя. – Иные так, кое как, не приготовятся, потом и жалеют. Я так не люблю.
– Это точно, – сказал казак.
– Да еще вот что, пожалуйста, голубчик, наточи мне саблю; затупи… (но Петя боялся солгать) она никогда отточена не была. Можно это сделать?
– Отчего ж, можно.
Лихачев встал, порылся в вьюках, и Петя скоро услыхал воинственный звук стали о брусок. Он влез на фуру и сел на край ее. Казак под фурой точил саблю.

– А что же, спят молодцы? – сказал Петя.
– Кто спит, а кто так вот.
– Ну, а мальчик что?
– Весенний то? Он там, в сенцах, завалился. Со страху спится. Уж рад то был.
Долго после этого Петя молчал, прислушиваясь к звукам. В темноте послышались шаги и показалась черная фигура.
– Что точишь? – спросил человек, подходя к фуре.
– А вот барину наточить саблю.
– Хорошее дело, – сказал человек, который показался Пете гусаром. – У вас, что ли, чашка осталась?
– А вон у колеса.
Гусар взял чашку.
– Небось скоро свет, – проговорил он, зевая, и прошел куда то.
Петя должен бы был знать, что он в лесу, в партии Денисова, в версте от дороги, что он сидит на фуре, отбитой у французов, около которой привязаны лошади, что под ним сидит казак Лихачев и натачивает ему саблю, что большое черное пятно направо – караулка, и красное яркое пятно внизу налево – догоравший костер, что человек, приходивший за чашкой, – гусар, который хотел пить; но он ничего не знал и не хотел знать этого. Он был в волшебном царстве, в котором ничего не было похожего на действительность. Большое черное пятно, может быть, точно была караулка, а может быть, была пещера, которая вела в самую глубь земли. Красное пятно, может быть, был огонь, а может быть – глаз огромного чудовища. Может быть, он точно сидит теперь на фуре, а очень может быть, что он сидит не на фуре, а на страшно высокой башне, с которой ежели упасть, то лететь бы до земли целый день, целый месяц – все лететь и никогда не долетишь. Может быть, что под фурой сидит просто казак Лихачев, а очень может быть, что это – самый добрый, храбрый, самый чудесный, самый превосходный человек на свете, которого никто не знает. Может быть, это точно проходил гусар за водой и пошел в лощину, а может быть, он только что исчез из виду и совсем исчез, и его не было.
Что бы ни увидал теперь Петя, ничто бы не удивило его. Он был в волшебном царстве, в котором все было возможно.
Он поглядел на небо. И небо было такое же волшебное, как и земля. На небе расчищало, и над вершинами дерев быстро бежали облака, как будто открывая звезды. Иногда казалось, что на небе расчищало и показывалось черное, чистое небо. Иногда казалось, что эти черные пятна были тучки. Иногда казалось, что небо высоко, высоко поднимается над головой; иногда небо спускалось совсем, так что рукой можно было достать его.
Петя стал закрывать глаза и покачиваться.
Капли капали. Шел тихий говор. Лошади заржали и подрались. Храпел кто то.
– Ожиг, жиг, ожиг, жиг… – свистела натачиваемая сабля. И вдруг Петя услыхал стройный хор музыки, игравшей какой то неизвестный, торжественно сладкий гимн. Петя был музыкален, так же как Наташа, и больше Николая, но он никогда не учился музыке, не думал о музыке, и потому мотивы, неожиданно приходившие ему в голову, были для него особенно новы и привлекательны. Музыка играла все слышнее и слышнее. Напев разрастался, переходил из одного инструмента в другой. Происходило то, что называется фугой, хотя Петя не имел ни малейшего понятия о том, что такое фуга. Каждый инструмент, то похожий на скрипку, то на трубы – но лучше и чище, чем скрипки и трубы, – каждый инструмент играл свое и, не доиграв еще мотива, сливался с другим, начинавшим почти то же, и с третьим, и с четвертым, и все они сливались в одно и опять разбегались, и опять сливались то в торжественно церковное, то в ярко блестящее и победное.

контурная карта

Смотреть что такое «контурная карта» в других словарях:

  • контурная карта — Учебная бланковая немая карта. Тематики картография Обобщающие термины некоторые виды отраслевых, тематических и специальных карт и атласов … Справочник технического переводчика

  • контурная карта — Вид бланковых карт, содержащих элементы географической основы и координатную сетку и предназначенных для обучения … Словарь по географии

  • КАРТА ГЕОФИЗИЧЕСКАЯ КОНТУРНАЯ — результативная карта геофиз. исследований, выполненных тем или иным методом (реже комплексом методов). На ней выявленные геофиз. аномалии показывают их контурами, внутренняя площадь которых заштрихована или закрашена. Геологический словарь: в 2 х … Геологическая энциклопедия

  • Line map — Контурная карта … Краткий толковый словарь по полиграфии

  • ко́нтурный — ая, ое. Представляющий собой контур (в 1 знач.). Контурный рисунок. ◊ контурная карта географическая карта, на которой нанесены очертания суши и водоемов без названий их. контурная линия прерывистая, состоящая из точек линия … Малый академический словарь

  • КОНТУР — КОНТУР, а, муж. Внешнее очертание чего н. Контуры рисунка. К. здания. Контуры фигуры. | прил. контурный, ая, ое. Контурная карта (географическая карта, на к рой нанесены только очертания суши и водных пространств). Контурная линия (прерывистая,… … Толковый словарь Ожегова

  • Симферопольское водохранилище — Координаты: Координаты … Википедия

  • контурный — ая, ое. contour m. Отн. к контуру; имеющий вид контура. Контурное изображение. БАС 1. Контурный рисунок. Контурное изображение. Уш. 1934. ♦ Контурные перья. Наиболее сложные из них <перьев>носят название контурных…, потому что, находясь… … Исторический словарь галлицизмов русского языка

  • Электронная теория химической связи — Рис.1. Электронная теория химической связи была предложена и развита американским физикохимиком Льюисом Г.Н в 1912 1916 гг … Википедия

  • КК — Кубок Канады Канада, спорт КК коммутируемый канал связь КК казачий корпус КК коммутация каналов … Словарь сокращений и аббревиатур

Предназначение и основные правила заполнения

Контурные карты обычно предназначены для использования школьниками и издаются в комплекте с учебным атласом и школьным учебником, они согласованы с ними по масштабам, проекциям, густоте картографической сетки. Выделяются также немые и полунемые карты. Контурные карты используются и в старших классах (на их основе составляются картосхемы для показа взаимосвязи явлений и процессов). Работа над контурными картами даёт возможность лучше запомнить информацию, развить внимание и логику. Они способствуют запоминанию картографического содержания. Оформление контурной карты требует точности и аккуратности, соблюдения ряда правил. В СССР была детально разработана методика работы учащихся с контурными картами. Среди правил:

Внешние видеофайлы

Правила и образец заполнения контурной карты по истории Средних веков для 7 класса.

  • Заполнение по требованию учителя.
  • Перед началом работы продумать, чтобы надписи и знаки не мешали друг другу.
  • Использование цветных карандашей, а не фломастеров. Окраска ровным бледным цветом.
  • Надписи делать шариковой ручкой или пером. Границы и направления походов обозначать более ярким и тёмным цветом в сравнении с окраской территории государств.
  • Условные обозначения должны соответствовать каждому заданию.
  • При выполнении заданий обращаться к соответствующим картам атласа и учебнику.

Существуют также настенные контурные карты, которые носят название индукционные. Они применяются для объяснения нового материала учителем и инструктирования учащихся по выполнению заданий по контурным картам. Они издаются на специальной синтетической основе, это позволяет, пользуясь специальными маркерами вычерчивать на такой контурной карте выполняемые задания. Надписи маркером легко удаляются с поверхности, благодаря этому её можно использовать снова. В книгах по методике преподавания в средней школе, изданных в 1960-х годах, предлагалось изготовить такие карты самому учителю. В качестве материалов основы предлагались линолеум или тёмного цвета клеёнка. На лист размером не менее 1,5 X 1 метра белой краской должны были быть нанесены контуры. Изображения, носившие временный характер предлагалось наносить с помощью цветных мелков или с помощью заготовок-аппликаций из кусков плотной цветной бумаги определенной формы, прикрепляемых кнопками. Рекомендовалось иметь в кабинете несколько подобных карт различного содержания.

Контурные карты применяются также в работе со студентами, однако проходит она по картам, предназначенным для средней школы или созданным преподавателями вуза для проведения занятий со своими студентами. Контурных карт для высших учебных заведений крупные издательства не выпускают.

Контурные карты в культуре

Контурные карты иногда получали достаточно необычное применение. Так, школьные контурные карты использовались в деятельности органов безопасности СССР в 60—70-е годы. При направлении советских граждан за границу с достаточно свободным перемещением по территории капиталистического государства им иногда вручалась раскрашенная в различные цвета подобная карта, где оттенок цвета передавал пространства, которые нежелательны для посещения.

Выполнение (особенно безупречное) контурных карт использовалось в художественной литературе для характеристики особенностей личности персонажей. Так в романе австралийского писателя Гордона Риса «Мыши» (англ. «Allen and Unwin», 2010) прослеживается эволюция личности двух женщин, «серых мышек» по своему характеру, которые становятся внезапно решительными и жестокими, когда их жизнь оказывается под угрозой. Писатель использует тему безупречного заполнения контурных карт как характеристику добросовестности отношения героини к учёбе («раскрашивали контурные карты, как если бы это был потолок Сикстинской капеллы»).

Примечания

  1. Контурная карта.. Интент. Справочник технического переводчика.. Дата обращения 30 декабря 2017.
  2. Горкин, 2006, с. 300.
  3. Жмойдя, Атоян, 2006, с. 33.
  4. Фокина, 2005, с. 151.
  5. Ахиев, Савинов, Чурекова, 2013, с. 3—5.
  6. Контурные карты по истории СССР для 10-11 классов.. — М: Главное управление геодезии и картографии при Совете министров СССР, 1984. — С. 26. — 26 с.
  7. Фокина, 2005, с. 152.
  8. Вагин, 1968, с. 232.
  9. Симакова, 2006, с. 55—60.
  10. Кощеева, 2016, с. 15.
  11. Кузьмина М. А. Выводы. // Русская и итальянская адъективная метафоризация в сопоставительном аспекте. Автореферат на соискание научной степени кандидата филологических наук. — Новосибирск: Издательство Новосибирского государственного университета, 2009. — 220 (полное издание) с.
  12. Фесич, 2016.
  13. Максимович, Павел Петрович. Географические листы, служащие объяснением Учебному атласу состоящему из немых карт, составлены при Главном инженерном училище.. — СПб: Типография Н. Греча, 1829. — 127 с.
  14. Максимович Павел Петрович.. Пермский государственный гуманитарно-педагогический университет. Дата обращения 30 декабря 2017.
  15. Выставка «Из истории русской учебной картографии».. Российская государственная библиотека (3 сентября — 31 октября 2013 года). Дата обращения 30 декабря 2017.
  16. Ермошкина, 2013.
  17. Колас, Якуб. На росстанях: Трилогия.. — М: Советский писатель, 1956. — С. 200. — 610 с.
  18. Стражев А. И. Локальность в изучении истории. Работа с исторической картой в классе и дома. // Преподавание истории в школе : Журнал. — 1946. — № 2.
  19. Коваленко Т. В. Контрольные работы по контурным картам. // География в школе : Журнал. — 1963. — № 4.
  20. Богданова A. A. Методика работы с контурными картами в V классе. // География в школе : Журнал. — 1980. — № 3. — С. 43—46.
  21. Богданова A. A. Самостоятельные и практические работы с контурными картами в курсе географии материков. // География в школе : Журнал. — 1981. — № 3.
  22. Богданова A. A. Методика работы с контурными картами в курсе физической географии СССР. // География в школе : Журнал. — 1981. — № 5. — С. 15—18.
  23. Жучкевич В. А. Контурные карты в курсе географии восьмилетней школы.. — Минск: Издательство Народная Асвета, 1963.
  24. Георгиевская, 1955.
  25. Петрова, 2003, с. 68.
  26. Свинаренко, Игорь. Алексей Венедиктов: я – Атос из «Трех мушкетеров». // Медведь : Журнал. — 2006. — № 99.
  27. Копилец Е. В. Контурные карты: Споры о методике. // География в школе : Журнал. — 2005. — № 2.
  28. Рогачёв С. В. Пространство России: Урок понимания карты. // География в школе : Журнал. — 1999. — № 1. — С. 1, 7—10.
  29. Цифровые контурные карты. (недоступная ссылка). ФГАУ ГНИИ ИТТ «Информика». Дата обращения 30 декабря 2017. Архивировано 29 декабря 2017 года.
  30. Ильинский М. М. Глава VI. Клинья терроризма. Чёрный квадрат // Сильвио Берлускони – Премьер Италии.. — М: Юридический центр, 2004. — 586 с. — ISBN 5-94201-354-3.
  31. Рис, Гордон. Мыши. — М: Рипол классик, 2011. — С. 4. — 304 с. — 7000 экз. — ISBN 978-5-386-03176-3.

Литература

  • Ахиев С. Н., Савинов А. А., Чурекова Н. Б. Методические рекомендации по работе с контурными картами по истории Древнего Рима. — Саратов, 2013. — 17 с.
  • Вагин А. А. Методика преподавания истории в средней школе. Учение о методах. Теория урока. — М: Просвещение, 1968. — 434 с. — 100 000 экз.
  • Георгиевская О. И. Из опыта работы по географии с контурными картами (с некоторыми сокращениями) // Вопросы тюфлопедагогики. Под ред. чл.-корр. АПН РСФСР Б. И. Коваленко.. — Тюмень: Издательство Академии педагогических наук РСФСР, 1955.
  • Контурная карта // География. Современная иллюстрированная энциклопедия. Под редакцией проф. А. П. Горкина. — М: Росмэн-Пресс, 2006. — 624 с. — (Современная иллюстрированная энциклопедия).
  • Гусев А. И., Польникова Е. Н. Методика преподавания географии: учебно-методический комплекс (для студентов, обучающихся по специальности 020401 «География»). — Горно-Алтайск: РИО ГАГУ, 2010. — 110 с.
  • Ермошкина А. С. Школьная география и методика ее преподавания на рубеже эпох (первая половина XX в.). // Проблемы современного образования : Журнал. — 2013. — № 5. — С. С. 102—116.
  • Жмойдяк Р. А., Атоян Л. В. Картография. Курс лекций. — Минск: Издательство Белорусского национального технического университета, 2006. — 194 с.
  • Кощеева Г. С. Картография с основами топографии. Учебно-методический комплекс. — Тюмень: Тюменский государственный университет, 2016. — 45 с.
  • Петрова Л. В. Методика преподавания истории в специальной (коррекционной) школе VIII вида: Учебное пособие для студентов высших учебных заведений. — М: Гуманитарный издательский центр ВЛАДОС, 2003. — 208 с.
  • Симакова О. А. Работа с условно-графическими материалами как форма самостоятельной работы студентов-историков // Материалы международной научно-практической конференции. Минск, БГУ, 16–17 ноября 2006 г. : Сборник. — 2006. — С. 55—60.
  • Фесич Р. В. История внедрения рабочих тетрадей как средства формирования у обучающихся профессиональных компетенций. — Профессиональное образование: теория, практика, инновации. — 2016.
  • Фокина Л. А. Глава 7. Система картографических произведений для образования // Картография с основами топографии. — М: Гуманитарный издательский центр ВЛАДОС, 2005. — 355 с. — ISBN 5-691-01433-1.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *