Музей исламского искусства катар

Музей Исламского Искусства в Дохе — главный музей Катара и крупнейший в своем роде в странах Арабского (Персидского) залива. Музею всего 5 лет. Он был официально открыт 22 ноября 2008 года.
Здание музея построил Ю Минг Пей — один из самых знаменитых современных архитекторов, продолжающий активную творческую деятельность, хотя и является ровесником Октябрьской революции (да-да, дедушке почти 97 лет). Именно Ю Минг Пей построил всем известную пирамиду в Лувре. К слову, в Катар он привел с собой и компанию, занимавшуюся интерьерами пирамиды, и внутренние пространства Музея Исламского Искусства тоже были сделаны компанией Wilmotte&Associes. А сам Пей полгода странствовал по мусульманскому Востоку — вдохновлялся…
Общая площадь музея — 45 тысяч кв. метров.

Музей воздвигнут на южной оконечности Дохи, на искусственно насыпанной суше. Вокруг музея разбит парк.

Главный вестибюль музея. Налево — сувенирный магазин. Направо — вход на выставку, посвященную таинствам хаджа (паломничества в Мекку). Только там нельзя фотографировать.
В музее также функционируют институт, буфет и ресторан.

Внутренний дворик музея.

В мини-юбках входить нельзя. Надо изловчиться и прикрыть хотя бы колени.

В музее представлена коллекция предметов исламского искусства, собиравшаяся с конца 1980-х годов, включающая в себя также рукописи, образцы текстиля и керамики. Это одна из самых полных коллекций исламских артефактов в мире, предметов, найденных или ведущих своё происхождение из Испании, Египта, Ирана, Ирака, Турции, Индии и Центральной Азии.

Браслет. Сирия. XI-XII вв.

Статуэтка сокола. Изумруды, рубины, сапфиры, бриллианты, ониксы, золото, эмаль. 1640 г. Индия.

Портреты Гасана Али Мирза Шуджа-аль-Салтана. Иран (Тегеран). 1810-1815 гг.

Слева: Грузинский юноша. Иран (Исфахан). 1670-1690 гг.
Справа: Грузинская девушка. Иран (Исфахан). 1670-1690 гг.

Охотничий рог. Италия (скорее всего — Сицилия). XI-XII вв.

Голова статуи. Иран. 1200 г.

Шлем-тюрбан. Турция. Начало XVI века.

Шлемы. Турция или Кавказ. XV век. Сталь с серебряной отделкой.

Стальные доспехи для лошади и всадника. XV-XVI вв. Турция.

Ковер, обозначенный как «Кеворкян Хайдарабад». Индия. XVII век.

Ковер, обозначенный как «Ковер Шварценберга». Иран. XVI век.

Чаша. Сирия или Египет. Середина XIV века.

Турецкое блюдо. 1530-1535 гг.

Коран, изложенный куфическим шрифтом. Северная Африка или Ближний Восток. X век.

Коран. Ирак. 1284 г.

Печатный блок. Северо-Западная Африка. XVII-XIX вв.

Печатный блок. Северо-Западная Африка. XVII-XIX вв.

Древнейшая из сохранившихся исламских астролябий. IX век.

Керамическое надгробие. Центральная Азия. Вторая половина XIV века.

Именно из музея открывается этот замечательный вид на деловую Доху.

Официальный сайт музея — www.mia.org.qa
Рассказ о Музее на канале Аль-Джазира:
Продолжение путешествия по Катару следует.
Какой он — Катар? Часть 1 (Four Seasons Doha)
Какой он — Катар? Часть 2 (The Pearl Qatar)
Благодарю за поездку авиакомпанию Qatar Airways!

Ссылки

Музей исламского искусства (Доха) на Викискладе

  • Официальный сайт Музея исламского искусства в Дохе
  • Карта Музея исламского искусства в Дохе
  • Музей исламского искусства в Дохе
  • Qatar News Agency
  • Биеннале-симпозиум исламского искусства
  • Leslie E. Robertson Associates
Это заготовка статьи о художественном музее или галерее. Вы можете помочь проекту, дополнив её.
Это заготовка статьи об исламе. Вы можете помочь проекту, дополнив её.
Это заготовка статьи о Катаре. Вы можете помочь проекту, дополнив её.

Айюбиды • Азербайджана • Китай • Индо-Исламская • Индонезия • Мавритания • Марокко • Мудехар • Моголы • Османы • Персия • Сомали • Судан • Татары • Туркестан • Омейядский халифат

Аблак • Баннаи • Айван • Джали • Машрабия • Михраб • Минарет • Мокарбе • Мукарны • Зулляйдж • См. также Украшения

Персия (Ранний период • Каджары • Сефевиды) • Турция (Османы)

Гуль • Килим (Мотивы) • Персидский • Турецкий • Молитвенный

Батик • Дамаст • Икат • Вышивка • Сумах • Сюзане

Хатам • Минбар

Бронза • Дамасская сталь • Стекло • Резьба по камню • Резьба по кости • Цветное стекло (Шебеке)

Арабская • Дивани • Куфическое письмо • Мухаккак • Насх • Насталик • Персидская • Сини • Та’лик • Сулюс • Тугра

Архитектура
Региональные стили Элементы
Искусство
Региональные стили Ковры Фарфор Ткани Дерево Другие виды
Искусство в книгах
Миниатюра Каллиграфия Другие виды искусства
Украшения
Сады
Чарбаг • Османский • Райский • Персидский
Музеи
Берлин • Каир • Доха • Газни • Стамбул (Музей искусства • Музей каллиграфии) • Иерусалим (Исламский музей • Институт Л. А. Майера) • Куала-Лумпур • Лондон (Британский музей, Музей Виктории и Альберта) • Лос-Анджелес • Марракеш (Музей в Марракеше • Сад Мажорель) • Мельбурн • Париж (Институт арабского мира • Лувр) • Сингапур • Торонто (Ага-хан) • Триполи
Принципы,
влияние

Музей исламского искусства

Видео: Музей исламского искусства

Основные моменты

Музей исламского искусства был основан в ноябре 2008 года, а коллекцию, представленную в нем, начали собирать с 1980-х годов. В просторных залах на площади 45 тысяч м² экспонируются предметы искусства, привезенные в Катар из разных уголков мира – Центральной Азии, Египта, Испании, Турции, Пакистана, Сирии, Бахрейна, Саудовской Аравии, Ирака и Ирана. Это древние рукописи, текстиль, изделия из металла, ювелирные украшения и изящная керамика. Один из залов занимает длинный персидский ковер, а в другом выставлены кинжалы, ножны которых украшены тонкой резьбой по кости. Многие посетители задерживаются возле коллекции разноцветных иранских изразцов.

Оригинальные интерьеры музея исламского искусства производят не меньшее впечатление, чем собранные в нем раритеты. Внутренние помещения оформлены с использованием традиционных арабских орнаментов. Несмотря на то, что интерьеры отделаны дорогими материалами, они выдержаны в лаконичном и сдержанном стиле.

По договоренности с крупнейшими музеями мира музей исламского искусства организует большую выставочную программу. Круглый год на выставки в Доху привозят тематические коллекции из Лувра, Метрополитена, фонда Cartier в Париже, Египетского музея исламского искусства и Марокканской королевской коллекции.

Музейное здание

Архитектурный проект музея подготовил известный во всем мире архитектор – Ио Мин Пей, а возводили его турецкие строители. Оригинальное здание состоит из светлых кубов известняка и обладает чертами традиционной исламской архитектуры.

Все интерьеры музея исламского искусства были оформлены с участием фабрики Cassina. Ее специалисты изготовили демонстрационные шкафы-витрины, музейные указатели, светильники, кресла и стулья для посетителей, книжные стеллажи для библиотеки и одежные шкафы для гардероба.

Гигантский центральный зал – атриум – освещается стеклянной стеной, обращенной в сторону моря. Перед огромным окном устроена зона отдыха для посетителей музея. Здесь можно посидеть в удобных креслах и полюбоваться на струи живописного фонтана. Пол атриума украшен розеткой из контрастного мрамора. От нее на второй этаж уходит двойная спиральная лестница. Наверху атриума висит украшенная арабской вязью люстра, которая похожа на огромное светящееся кольцо.

С этажа на этаж посетители поднимаются по лестницам или с помощью лифтов. Выставочные залы расположены вокруг открытого атриума. Пространство организовано так, что каком бы этаже ни находились гости музея, они всегда могут видеть центральный зал и любоваться игрой света в нем.

Информация для посетителей

Музей исламского искусства открыт по воскресеньям, понедельникам и средам с 10.30 до 17.30, по четвергам и субботам с 12.00 до 20.00, а в пятницу с 14.00 до 20.00. Вторник в музее – выходной день. Следует иметь в виду, что последних посетителей пускают в здание за 30 минут до закрытия.

При желании туристы могут воспользоваться аудиогидом на английском языке. При музее работают кафе и сувенирная лавка.

Как добраться

Музей исламского искусства в Дохе находится на искусственном острове, построенном на южной оконечности залива. К нему проложены два автомобильных и один пешеходный мост. По городу до музея ходит автобус № 76. Возле здания работает круглосуточная парковка.

Директор Музея исламского искусства: «Доха определенно не худшее место для работы»

Рост популярности и влияния Катара вызывал ревность соседей, и в 2017 г. Бахрейн, ОАЭ, Саудовская Аравия и Египет объявили о разрыве дипломатических отношений с Катаром и его транспортной блокаде – под предлогом того, что страна поддерживает террористов. Но Катар очень быстро наладил поставку импорта по новым каналам и объявил об отмене въездных виз для граждан большинства стран.

Джулия Гонелла директор Музея исламского искусства в Дохе

  • Родилась 14 марта 1963 г. в Дюссельдорфе (ФРГ). Окончила School of Oriental and African Studies, University of London по специальностям «исламское искусство и археология» и «антропология». Защитила диссертацию по исламскому искусству и антропологии в Eberhard-Karls-Universitaet (Тюбинген, ФРГ). Начала карьеру в V&A Museum в Лондоне. Участвовала в археологических экспедициях в Египте (Эль-Бахнаса, 1985) и Сирии (Ракка, 1984–1989, Алеппо, 1996–2011)
  • 1994 начала работать в музее исламского искусства в Пергамском музее (Берлин) в должности ассистента главного куратора
  • 2007 выпустила книгу The Citadel of Aleppo (Aga Khan Trust of Culture, Geneva)
  • 2009 назначена куратором музея исламского искусства в Пергамском музее
  • 2011 организовала выставку Heroic Times: A Thousand Years of the Persian Book of Kings
  • 2017 назначена директором Музея исламского искусства в Дохе

В Катаре туристов ждут не только спортивные соревнования, пляжи, современные гостиницы и шопинг: созданное в 2005 г. государственное агентство Qatar Museums имеет амбициозную программу развития музеев, галерей и других арт-пространств. В преддверии чемпионата мира по футболу столица Катара Доха стремительно застраивается и благоустраивается, общественные здания проектируют архитекторы с мировым именем: Музей исламского искусства (MIA) – Бей Юймин, Национальную библиотеку – Рэм Колхас, Национальный музей Катара – Жан Нувель. MIA стал первым музеем исламского искусства на Ближнем Востоке, объединившим все этапы его развития – от зарождения до момента распада Османской империи. В 2017 г. MIA возглавила Джулия Гонелла – археолог, антрополог и специалист по исламскому искусству с мировым именем, согласившаяся ради этого уйти с поста куратора музея исламского искусства в Пергамском музее в Берлине.

– Вы были назначены директором Музея исламского искусства в сентябре 2017 г. Почему вы решились так круто изменить свою жизнь, переехать из Берлина в Катар?

– Официально я была назначена в сентябре, но фактически работаю в музее с 1 апреля. Я здесь оказалась, чтобы изменить жизнь в галереях музея, в первую очередь постоянной коллекции.

Музею уже 10 лет – мы отметили юбилей в ноябре прошлого года. Открытие такого музея в регионе стало событием и большим успехом. Это сейчас подобные музеи появились повсеместно, а тогда MIA стал первым музеем исламского искусства в исламском мире.

Да, есть Пергамский музей, где я работала раньше, – это старейший музей исламского искусства в мире. Есть музеи в Иране, Стамбуле, Каире – но они более локальные, рассказывают про местную историю. Коллекции исламского искусства в Лувре, Британском музее и Эрмитаже еще старше, но там это департаменты музеев, а не самостоятельные институции. И, так или иначе, в Европе выставлено то, что изначально собиралось европейскими коллекционерами (у которых была разная мотивация и причины для собирательства). А в Дохе сразу создавался музей исламского искусства и коллекция для него собиралась соответствующим образом – чтобы представить все многообразие искусства исламского мира – от Андалусии до Китая. В Эрмитаже или в Берлине выставлено большое количество археологических экспонатов, так как их коллекции формировались не только на арт-рынке, но и благодаря раскопкам. Коллекция же MIA по большей части приобреталась на арт-рынке, и особое внимание уделялось красоте экспонатов – они действительно прекрасны. Так же как и само здание музея – это шедевр. Так что концепция Музея исламского искусства во многом завязана на красоту.

Но за последние 10 лет в музейном деле произошли большие подвижки. Теперь уже недостаточно просто выставить красивый экспонат. Надо еще и объяснить, что за ним стоит, почему он признается красивым, какую историю нам рассказывает. Поэтому мы начали и до сих пор продолжаем процесс переформатирования галерей музея, теперь к нам в команду добавляются дизайнеры. Хотя весь музей мы, конечно, переделывать не собираемся.

– У вас есть временные рамки, когда эта работа должна быть закончена?

– Фаза дизайна должна быть закончена в этом году, затем в течение двух лет нам предстоит совершить следующие шаги.

– Последним большим проектом вашего музея стала выставка Syria Matters, посвященная истории Сирии, про нее написали качественные СМИ всего мира. Когда и как родилась эта выставка?

– Когда я присоединилась к музею – это была моя идея и мое предложение. В эту выставку плавно перетекло празднование 10-летия нашего музея.

Мы находимся на Ближнем Востоке, нас окружают Сирия, Афганистан, Ирак – иногда мне кажется, что вокруг больше стран, где есть огромные проблемы, чем тех, где их нет. Даже у Катара есть проблемы – к счастью, бомбы здесь не взрываются. Но в целом на Ближнем Востоке очень напряженная ситуация.

При разработке Syria Matters мы пытались уйти от политики как можно дальше и хотели показать значение Сирии и ее наследия для мира и для Востока. Мы сознательно сделали акцент не на том, что было разрушено – это все можно увидеть в новостях, – но на том, почему так важно то, что было разрушено. Выставка разбита на пять секций. Начиная с домусульманского, античного периода, где мы рассказываем, что Сирия была на перекрестке различных империй, ее населяли люди множества национальностей, языков и религий.

И посетители выставку оценили: у нас есть книга для посетителей, и там можно найти отзывы на самых разных языках – в том числе и на русском. Некоторые из них очень трогательные. В том числе и от сирийцев – те из них, кто оказался за пределами страны, тоже были расколоты – одни поддерживали одну сторону , другие – другую. Но когда они приходили на эту выставку, то говорили, что чувствуют гордость и признательность, что могут поделиться наследием своей страны.

– Музеи Санкт-Петербурга, Парижа, Стамбула предоставили вам для Syria Matters более 120 своих экспонатов. Сложно было это организовать?

– Представители в Сирии были едины в отношении этой выставки. Мы получили экспонаты для нее из Турции, России, Германии, Франции. К сожалению, мы не получили экспонат из США – каменного верблюда из музея Балтимора, – на который рассчитывали, но его оказалось очень сложно транспортировать. Коллеги из всех музеев были с нами очень любезны – музейные люди вообще милые, – а проблемы создавала бюрократия.

– В Дохе одновременно с вашей выставкой проходили две другие, также посвященные Сирии. Это случайность или было скоординировано?

– Координация была, хотя все три выставки независимы друг от друга. Syria Matters заканчивается на османском периоде Сирии – поскольку наша основная коллекция заканчивается на этом же периоде. Национальная библиотека Катара выразила желание организовать выставку фотографий, посвященных периоду французского мандата в истории Сирии. Современное искусство Сирии было представлено в Арабском музее современного искусства (MATHAF). Не скрою, дискуссии были серьезные: какая выставка когда начинается, когда заканчивается, затем возникла политика, каких современных художников выставлять. Но в результате все сложилось замечательно.

– Спустя 10 лет после создания MIA принимает 420 000 посетителей в год. Вы удовлетворены такой посещаемостью?

– 420 000 посетителей у нас было в 2016 г. В прошлом – почти 500 000. То есть это 20%-ный рост. Конечно, я очень удовлетворена, потому что была скромна и моей целью был 10%-ный рост. (Смеется.) Одна из причин роста посещаемости заключается в том, что у нас теперь практически в течение всего года идут различные временные выставки. Сирийскую выставку, например, мы продлили.

Кроме того, Доха становится все более заметным туристическим направлением. К нам приходят круизные суда (я могу их видеть из окна своего кабинета), и аэропорт Дохи принимает все больше туристов.

– Какая пропорция между местными жителями и иностранцами среди посетителей музея?

– Точной статистики нет, поскольку вход в музей бесплатный. В Дохе очень большое иностранное сообщество, и мы видим, что экспаты – частые гости музея, они возвращаются на постоянную экспозицию, приходят на временные выставки.

– Вы уже организовали клуб друзей вашего музея?

– Подобная программа есть у Qatar Museums – она называется Culture Pass. Участники этой программы получают возможность участвовать в экскурсиях по музеям и не только, получают скидки на мастер-классы и проч.

– Сколько сотрудников в MIA?

– В Дохе мы сейчас крупнейший музей – у нас работает около 100 человек. Национальный музей Катара должен быть очень большим, но он еще не открылся.

– Кто финансирует ваш музей – только государство или есть и спонсоры?

– Только государство. Оно же финансирует покупки экспонатов музея. Например, у нас недавно появилась прекрасная китайская ваза цвета морской волны – с надписью, что она принадлежала одному из могольских князей. Ваза свидетельствует не только о вкусе исламских правителей Индии, но также показывает, насколько важное значение в экономике и торговле между Китаем и мусульманскими странами играли фарфор и керамика, создавая которую в других странах пытались копировать китайский фарфор.

– Вы сказали, что музейные люди милые. Но случается, что между музеями одной страны, одного города возникает конкуренция и даже ревность. Вскоре в Дохе должно состояться долгожданное открытие Национального музея Катара. Вы не ревнуете?

– Конечно, ревнуем – аж позеленели от ревности! (Смеется.) А если серьезно, то появление такого музея важно сразу по нескольким причинам. Во-первых, сам факт открытия Национального музея в Катаре в нынешней политической обстановке для этой страны значит очень многое – это как выиграть чемпионат Азии ! Во-вторых, и для Qatar Museums это значит очень многое. Я приехала из Берлина, где под единым руководством находится 16 музеев. Так вот: более четкого видения своей миссии и своей цели, чем у Qatar Museums, я не встречала ни в одной европейской стране! Про Россию судить не берусь.

10 вещей, которые необходимо сделать в Дохе

MIA Найти в Музее исламского искусства (MIA) Дохи кулон с именем Мумтаз-Махал – любимой третьей жены Шах-Джахана. Для неё, умершей при родах 14-го ребёнка, Шах-Джахан приказал построить Тадж-Махал. А своей второй жене Шах-Джахан подарил золотую рыбку. К сожалению, рыбка не умела исполнять желания – могла только хранить в себе духи. Рыбка выставлена в той же витрине, что и кулон 1/11MIA Найдя эту витрину, необходимо вдумчиво осмотреть всю экспозицию музея, а также его архитектуру – последнюю работу знаменитого Бэй Юймина (архитектору – автору пирамид Лувра и множества других замечательных работ на момент открытия музея исполнился 91 год). Интерьеры музея делал другой знаменитый архитектор – Жан-Мишель Вильмот 2/11Александр Губский / Ведомости Прийти на рынок Сук Вакиф и подивиться, что здесь не только торгуют соколами, но даже открыли госпиталь для лечения охотничьих птиц, цена на особо ценные экземпляры может достигать $1 млн 3/11Александр Губский / Ведомости На том же рынке найти лавку последнего живого ловца жемчуга Саада Исмаила аль-Джасима. Старик давно уже торгует культивированным жемчугом, но охотно расскажет про былые времена, когда добыча природного жемчуга была единственным серьезным источником дохода Катара 4/11Александр Губский / Ведомости После этого прийти в Company House – превращенную в музей штаб-квартиру Anglo-Persian Oil Company – и узнать, как началось становление Катара как энергетической державы. Обязательно посмотреть короткий фильм об этом. И запомнить слова эмира Халифа бин Хамада Аль Тани (деда нынешнего эмира Катара Тамима бин Хамада Аль Тани), запечатленные арабской вязью при входе в музей: «Богатство страны формируют люди, а не нефть» 5/11Марина Лысцева/ТАСС Привести семью или друзей в арт-квартал «Катара» и предложить им отгадать, почему в его центре построены два причудливых конусообразных здания с многочисленными отверстиями. Объяснить недогадливым, что это голубятня, – такие в больших количествах стоят на севере Катара: в основании зданий скапливается голубиный помет, который используют для удобрения крайне бедных почв эмирата 6/11Александр Губский / Ведомости Выпить катарского молока или айрана, рассуждая, как санкции влияют на развитие экономики. После того как Саудовская Аравия и ОАЭ ввели блокаду Катара, страна осталась в том числе без каких бы то ни было молочных продуктов, которые раньше доставлялись через порт Дубая. Поэтому Катар оперативно купил 4000 коров в Австралии, а следом – в два раза больше в США. И теперь у Катара своя коровья мегаферма в пустыне 7/11

Александр Губский / Ведомости Съесть бургер с верблюжатиной в «Кафе «999». Обратить внимание, что напротив кафе в здании бывшей пожарной части расположена галерея «Гараж» (999 – телефон экстренных служб Катара) 8/11Ritz-Carlton Прийти на ужин в стейк-хаус STK (в отеле Ritz-Carlton). Заказать к стейку бокал зинфанделя, знакомиться с каждой проходящей официанткой и спрашивать у неё, откуда она приехала в Катар. Насчитать не меньше 10 стран 9/11Александр Губский / Ведомости Заказать джип-сафари по пустыне. Спланировать сафари таким образом, чтобы после него провести ночь в палатке (с кондиционером и проч.) в одном из стационарных кемпингов, расположенных на побережье Персидского залива 10/11Александр Губский / Ведомости У тех, кто имеет дайверский сертификат, есть возможность убить двух зайцев одновременно: если заказать погружение с берега залива (на границе с Саудовской Аравией), джип-сафари получится автоматически – просто потому, что добираться к месту погружения придется через пустыню (около часа пути из Дохи) 11/11

Музеи – это пространства для обучения истории, культуре, это пространства для дискуссий. Так что появление национального музея – это очень хорошо и очень важно: граждане смогут лучше узнать свою историю. Музей исламского искусства в этом смысле имеет вспомогательную миссию. Но симптоматично, что он появился раньше, – он рассказывает историю религии и исламского искусства во всем исламском мире.

И следом появятся новые музеи. Например, детский музей. И музей спорта – там среди прочего можно будет попробовать свои силы в разных видах спорта и получить рекомендации: вам лучше заниматься бегом, а вам – плаванием.

Так что туристы и местные жители будут счастливы от того, что появятся новые музеи. И я не жду, что между нами возникнет конкуренция. Пока не жду. (Смеется.)

– В чем вы видите миссию вашего музея?

– Миссия – создать место, куда людям захочется приходить и возвращаться, чтобы они могли открывать здесь для себя новое и обсуждать это. Это важно для любого музея, но для меня особенно.

У искусства в исламском мире иные цели и задачи, чем в Европе. Когда вы едете по Дохе, вы видите много зданий, выполненных в традициях исламской архитектуры; есть исламский дизайн, исламская мода. А у нас в музее есть прекрасная коллекция старинных исламских тканей – они могли бы стать источником вдохновения для современных дизайнеров.

– А каковы главные вызовы для MIA?

– Внешнеполитическая ситуация. Катар управляется исключительно хорошо. Но у нас исчезли все саудовские туристы, а их было очень много. Это позор! Надеюсь, что ситуация разрешится.

– На ваш взгляд, как новые технологии будут менять музеи – и музеи классического и исламского искусства, в частности?

– Это очень важный вопрос – новые технологии будут очень сильно менять музеи. Думаю, что Национальный музей Катара будет в этом отношении на топ-уровне – очень интерактивным. И перед нами эта задача стоит – включать новые технологии, создавать мобильные приложения. Ведь здесь, на Ближнем Востоке, интерактивная культура очень сильна – она гораздо более развита, чем в Европе. Мы начали использовать новые технические решения на Syria Matters, в результате выставка оказалась не просто интерактивной, но иммерсивной – и в этом одна из причин ее успеха.

– Вы сказали, что у вас в музее работает 100 человек. Сколько стран они представляют?

– Никогда не считала. Давайте посчитаем на моем этаже: сирийка, русская, катарка, англичанка, американка, венесуэлка, два пакистанца, мой заместитель из Австралии.

– Вы продолжаете нанимать сотрудников?

– Да. Наняла очень милую даму из России в отдел консервации. Кураторов и специалистов по консервации мы ищем по всему миру, линейный персонал – местный. В Катаре есть обучение по специальности «исламское искусство», но только до уровня магистра, не доктора. Молодые катарские специалисты работают бок о бок с четырьмя нашими кураторами, мы их обучаем. В будущем они тоже станут кураторами.

– Сложно нанимать людей на работу в Дохе?

– По-разному. Но Доха определенно не худшее место для работы. (Смеется.)

– А для вас лично было сложным решение переехать из Германии в Катар?

– Да, это было непросто, но не потому, что это Доха, а в силу моего возраста: уже большая семья, мама и свекровь преклонных лет. Но это был такой же вызов, как переехать из Парижа в Санкт-Петербург или из Берлина в Токио – меняются климат, окружение, среда обитания. Конечно, жизнь в Дохе отличается от жизни в Берлине, но для меня это не стало сюрпризом – я много работала на Ближнем Востоке.

– Почему вы выбрали исламское искусство своей профессией?

– Уже не могу объяснить. (Смеется.) Я просто начала заниматься этой темой, мне очень понравилось, и вот я продолжаю.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *