Поезд костомукша Санкт-Петербург

nord_ursus

Из Санкт-Петербурга в Карелию ведут два пути — к югу от Ладоги и к северу от неё. И использовать их можно в зависимости от того, в какую именно часть северного края нужно попасть. В моём небольшом путешествии по Карелии, совершённом в июле 2014 года, первым пунктом был небольшой северный городок Костомукша. И от Питера до этого города идёт пожалуй что один из самых интересных поездов Октябрьской железной дороги. Примечателен он тем, что во-первых, это единственный поезд дальнего следования, идущий из Петербурга по почти исключительно пригородному Приозерскому направлению, во-вторых, начиная от границы Ленинградской области и Карелии, он останавливается на каждой станции, давая возможность не спеша рассмотреть места, через которые проезжает, а в-третьих, просто потому что идёт по живописной, благодаря окружающей природе и затерянным в лесах карельским посёлкам, железнодорожной линии, имеющей довольно интересную историю. И из всего этого следует, что путь на поезде от Петербурга до Костомукши уже заслуживает отдельного подробного описания. Так что — поехали!

Путь в Костомукшу непрямой. Поезд огибает Ладожское озеро с северо-западной стороны, проезжает город Сортавала, а затем, делая несколько поворотов, идёт на север и прибывает наконец в достаточно отдалённую по своему местоположению Костомукшу.
2. Железнодорожный путь в Карелию традиционно начинается с Ладожского вокзала. Это самый молодой вокзал Петербурга, открытый в 2003 году. И, на мой взгляд, один из самых удачных образцов современной вокзальной архитектуры.

3. Мой поезд №350 — Санкт-Петербург — Костомукша. Отправление поезда в 14-48 (а до этого лета он ходил по другому расписанию и отправлялся в девять часов вечера). Поезд подали под посадку только за десять минут до отправления, в связи с чем посадка превратилась в ажиотаж, а отправился поезд с задержкой в 12 минут. Мой вагон — плацкартный, под номером два, почти в самой голове. Между моим вагоном и локомотивом — только один сидячий вагон, в который садилось много туристов с большими рюкзаками, — Карелия всё же…

На самом деле, мне уже доводилось ездить на этом поезде. Год назад я ехал на нём до станции Лоймола, куда прибытие было в шесть утра, но благодаря нерасторопной проводнице, станцию свою я благополучно проспал и приехал в город Суоярви. 🙂 Теперь же я еду до самого конца. Итак, в три часа дня поезд тронулся и поехал в сторону северной окраины Петербурга.
4. Окраины города. Около станции Мурино.

Вот и проехали Девяткино. А дальше за окном проплывают знакомые места на Карельском перешейке, через которые я огромное количество раз проезжал на электричке — Кавголово, Грузино, Васкелово…
5. Местная природа:

6. А вот и станция Сосново. Это уже территория, входившая в состав Финляндии до 1939 года. Сосново (где я, кстати, был прошлой весной) тогда называлось Рауту.

Однако русское название вместо прежнего финского говорит о том, что мы ещё едем по Ленинградской области, а не по Карелии. На Карельском перешейке в 1948 году все населённые пункты (кроме Выборга) были переименованы на новый лад. Исключение составляют лишь некоторые железнодорожные станции, и на этом направлении таких только две — Петяярви и Мюллюпельто.
7. О том, что мы ещё в Ленинградской области, напоминает также и наличие сверху «шнурка» — контактной сети:

8. Вдоль дороги тянутся дачные посёлки:

9. А вот и Лосево. Мост через Вуоксу, знаменитые лосевские пороги и озеро Суходольское.

10. И вновь леса:

11. Озеро Отрадное:

12. Наконец в пять часов вечера первая остановка — Приозерск. Небольшой городок, самый северный райцентр Ленинградской области, примечательный старинной крепостью Корела на берегу Вуоксы (из поезда, кстати, крепость хорошо видно). На фото вид в сторону города, а по другую сторону от станции — озеро Вуокса (пути идут прямо по берегу).

13. Деревянный вокзал 1916 года работы финского архитектора Бруно Гронхольма (он же построил вокзал в Зеленогорске):

Около Приозерска становится видно, что мы приближаемся к Северному Приладожью. Природа постепенно преображается, становясь более северной. Появляется много ягельных боров, на земле лежат валуны, а причудливо выступающие из земли гранитные скалы порой подходят совсем близко к железной дороге.
14. Станция Кузнечное — последняя на территории Ленинградской области, а поэтому здесь заканчивается контактная сеть, и это крайний пункт маршрута питерских электричек.

После Кузнечного проезжаем парк отстоя электричек, после которого заканчивается контактная сеть, а затем масштабный гранитный карьер, от пыли которого зелёные еловые ветви становятся белыми.
15. А затем начинается Карелия и тянется перегон Кузнечное — Хийтола. Местные географические названия, оставшиеся от финнов, как правило, ломают язык не знакомому с ними человеку.

16.

На самом деле, именно на подъезде к Хийтоле находится одно из самых живописных мест маршрута, которое, однако, из поезда увидеть и запечатлеть так просто не удастся. Железная дорога идёт по берегу озера Хитоланъярви, а над берегом высится скала, затем дорога входит в скальную выемку, откуда выезжает на станцию. Пожалуй, ради этого сюда стоит съездить отдельно. С юго-западной стороны к нам примыкает ветка из Выборга. Хотя исторически наоборот: железная дорога Петербург-Приозерск-Хийтола, построенная в 1916-17 годах, примыкает к построенной на двадцать лет раньше линии Выборг-Сортавала.
17. Отъезжаем от станции Хийтола. В кадре видно финское каменное здание.

Теперь, начиная от Хийтолы, поезд кланяется каждому столбу, проезжая через довольно колоритные лесопильные посёлки, в которых сохраняются довоенные финские деревянные дома. Видимо, эти места выглядят примерно так же, как выглядела Финляндия лет сто назад… Хотя современная Финляндия близко, — железная дорога идёт вдоль финской границы на расстоянии около 20 километров от неё.
18. А между этими посёлками поезд делает короткие переезды по однопутной ветке, бегущей среди лесов:

19. За деревьями то и дело мелькают лесные озёра. Это — озеро Руйпонлампи.

20. И вдруг, среди леса, появляются домики. А также подъездной путь к гранитному карьеру. Эти посёлки живут двумя отраслями промышленности — лесной и камнедобывающей. Поэтому почти на каждой станции можно видеть товарные составы, гружённые либо лесом, либо щебнем.

21. Деревня Алхо (ударение на первый слог) живописно расположена среди леса и гранитных скал. Кстати, название это в переводе с финского означает «низина».

22. Поезд останавливается у деревянной станционной избушки. На платформе только дежурная в оранжевой жилетке; похоже, что никто и не выходит.

23. А рядом интересный исторический артефакт — фундамент старого вокзала со ступеньками:

24. А вот как этот вокзал выглядел (фото 1930-х годов). Ступеньки на фото хорошо видны.

25. Едем дальше:

В половине седьмого вечера поезд останавливается на станции Элисенваара. Стоянка большая — 25 минут. Не знаю, правда, в связи с чем (скрещений со встречными товарняками я не наблюдал), но зато можно выйти подышать свежим воздухом. Кстати, заглавный кадр поста сделан во время этой же стоянки. В своё время это была узловая станция, на север уходила 20-километровая ветка в город Париккала, который после войны остался по ту сторону границы, в связи с чем ветка была разобрана, но её остатки кое-где до сих пор сохранились. А сама Элисенваара в советские времена была посёлком городского типа.
26. Финский деревянный вокзал. Ничего ли он случайно не напоминает?

Точно! Это ведь тот же самый старый вокзал в Алхо, показанный на фото 24, который перевезли сюда с соседней станции в 1944 году.
27. Старый же вокзал в Элисенвааре выглядел гораздо солиднее. Кстати, тоже работа Бруно Гронхольма.

Но в 1944 году он был разрушен советской бомбардировкой. Погибли тогда в том числе и мирные жители.
28. И в память об этом финны установили рядом с вокзалом вот такой памятник:

29. А рядом есть и советский монумент:

Кстати, фотосъёмка вокзала здесь оказалась делом достаточно проблематичным. Дело в том, что рядом стоял пограничник и наблюдал за находящимися на платформе пассажирами (здесь не погранзона, въезд свободный, но приезжих обычно проверяют). Я, будучи наслышанным о том, что к фотосъёмке железной дороги они здесь придираются, решил подождать, когда он отвернётся.
30. Но длительная стоянка закончилась. Пришло время возвращаться в вагон. И вновь дорога среди лесов:

К сожалению, нужно сказать и весьма грустную вещь, — пассажирское движение на этой ветке год от года сокращается. Поезд, на котором я еду, ещё меньше десяти лет назад ходил каждые два дня, а теперь лишь два раза в неделю (среда и пятница). Помимо него, здесь также курсирует пригородный «подкидыш» из тепловоза с вагонами по маршруту Кузнечное-Сортавала; раньше он ходил ежедневно, затем четыре раза в неделю, а теперь, с августа, и вовсе два раза. Железные дороги сейчас, к сожалению, переживают не лучшие времена.
31. Посёлок Ихала:

Станцию Ихала я не запечатлел, но на ней сохранилось интересное старое здание вокзала с неправильно написанным названием — «Ихола». Видимо, писали на слух (ударение тоже на первый слог). Над вокзалом, как ни странно, реет имперский чёрно-жёлто-белый флаг, а на платформе маячат две зелёные фуражки пограничников. Одного из них я потом видел в нашем вагоне, а затем на платформе в Сортавале.
32. Старый вокзал такого же плана сохранился и на станции Яккима, что на окраине города Лахденпохья, где я был в мае прошлого года (и именно с этой станции уезжал в Питер на том самом «подкидыше» с пересадкой в Кузнечном):

33. Лесопилка:

34. Остановочный пункт (бывшая станция) Хухоямяки. Вообще-то правильное финское название — Хууханмяки. Но однажды неправильно записанное на слух уже закрепилось официально.

35. Уже подъезжаем к Сортавале. Поезд огибает берег озера Хюмпелянъярви.

36. Финская архитектура на окраинах города Сортавала (кстати, среди местных это название склонять не принято):

И наконец, в 20-21 поезд останавливается на станции Сортавала. Стоянка 20 минут, выходя из поезда, я чувствую, что здесь значительно холоднее, чем было в Питере.
37. Новый кирпичный вокзал, построенный около 10-15 лет назад вместо старого деревянного, имеет немного скандинавские архитектурные черты.

38. Наш поезд тянет питерский тепловоз ТЭП70:

39. Затем трогаемся. Сама Сортавала неплохо видна из окна поезда. В этом городе я был два раза и люблю его.

Теперь поезд идёт по участкам, полностью лишённым пригородного сообщения. Кроме этого поезда, пассажирского движения здесь нет.
40. Красоты Северного Приладожья, на выезде из Сортавалы. В кадре — озеро Кармаланъярви, а на заднем плане — гора Паасонвуори.

41. Станция Хелюля в одноимённом посёлке-пригороде Сортавалы. Здесь действует лыжная фабрика (а в советские годы был мебельно-лыжный комбинат). У кого были советские лыжи «Сортавала»? Вот где их делали!

42. Станция Кааламо:

43. Станция Маткаселькя находится всего в пяти километрах от границы с Финляндией. Надо же, значит из Евросоюза слышно, как по России идёт поезд… На соседнем пути стоит столь привычный для этих мест лесовозный состав. А ведь лес, кстати, в основном туда на экспорт и идёт — в Финляндию.

После этой станции поезд поворачивает направо — на восток, и постепенно удаляется от границы. Прямо ветка идёт в пограничный посёлок Вяртсиля, а затем за границу — в финский городок Йоэнсуу. Так эта железная дорога была построена в 1893 году от самого Выборга (который являлся губернским городом). А от станции Маткаселькя в конце 1920-х годов было построено ответвление в сторону советской границы — до находившейся вплотную у неё станции Найстенъярви. На эту ветку и поворачивает костомукшский поезд.
Немного поснимал окружающий пейзаж на видео. В начале в кадре видно озеро Маткаселькялампи, а затем Вахваярви:
44. Озеро Алалампи. В переводе означает «нижнее озеро», где Lampi — это небольшое лесное озеро.

После озера — одноимённый остановочный пункт с одиноким домиком среди леса.
45. Стрелка часов уже перевалила за десять, но в Карелии летом день длинный, солнце ещё ярко светит.

46. Станция Янисъярви близ одноимённого большого озера (в переводе — Заячье озеро). Красивый финский вокзал 1930-х годов.

47. И одноимённый пристанционный посёлок:

48. На юг ответвляется второстепенная железнодорожная ветка на Питкяранту и Лодейное Поле, соединяющая Западно-Карельскую железную дорогу с Мурманской. Изначально финнами в 1930-х годах было построено ответвление до Питкяранты, а уже в советские годы линия была продлена сперва до Олонца, а затем, после постройки моста через Свирь, и до Лодейного Поля. Особенно примечательна она тем, что на ней до сих пор действует семафорно-жезловая сигнализация. Но к сожалению, пассажирское движение там окончательно прекратили буквально несколько дней назад.

49. Река Янисйоки (то бишь «Заячья») и плотина на ней. Ниже по течению на этой реке есть три малых ГЭС — в посёлках Хямекоски, Харлу и Ляскеля.

50. Вечереет. Лес на закате всегда особенно красив.

Дальше, на восток от Янисъярви, места становятся всё более глухими. Населённые пункты уже лишь раз в двадцать километров.
51. Станция Леппясюрья. Это труднопроизносимое название означает всего-навсего «ольшаник».

52. И сам посёлок. Здесь тоже действует гранитный карьер.

53. Изменяется постепенно и природа. Появляется много обширных болот, которых в Северном Приладожье не видно.

54. Озёра. Время уже около 11 часов, в свои права постепенно вступает белая ночь.

55. Станция Райконкоски:

56. И одноимённый посёлок, застроенный типовыми деревянными домами времён «освоения» лесной промышленности Западной Карелии. В Райконкоски есть гранитный карьер и леспромхоз.

А ещё через посёлок протекает порожистая река Укса. И на майских праздниках здесь можно видеть туристов-водников, которым удобно использовать это место как начало сплава по реке.
57. А вот и станция Лоймола. Именно её я и проспал прошлым летом (повторюсь, тогда поезд проезжал её в шесть часов утра).

58. Посёлок живописно расположен на берегах озера Лоймоланъярви, из которого берёт начало река Лоймола, также любимая водниками.

59. Белая ночь начинается. Лес совсем рядом с вагонами.

60. В полночь приезжаем в Суоярви — маленький городок, где я был в августе прошлого года. Вокзал, видимо, построен где-то в 1970-е годы. Надо же — полночь! Светло совсем, в Питере в июле уже такого не бывает.

Стоим здесь целый час. С поездом на этой станции происходят интересные манёвры. Во-первых, смена локомотива — вместо питерского ТЭП70 теперь к нам цепляют такой же тепловоз из депо Суоярви, который будет тянуть нас до самой Костомукши. А во-вторых, к нашему поезду, причём в головную часть, прицепляют группу вагонов из Петрозаводска. От столицы Карелии до Суоярви вагоны едут в качестве отдельного поезда (по ветке, построенной зимой 1939-40 годов для переброски советских войск к линии фронта в Советско-финскую войну), а затем присоединяются к нашему поезду. Причём петрозаводский состав таким образом меняет здесь направление движения, поскольку вокзал находится южнее развилки на Петрозаводск и Костомукшу (то есть поезд заезжает на станцию, а затем трогается в обратном направлении, но переезжает на другую ветку).
Посетив Суоярви прошлым летом, я побил для себя рекорд в северном направлении. Дальше по этой железнодорожной линии ездить мне ещё не доводилось, да и севернее я нигде раньше не бывал. А сейчас я еду дальше и, согреваясь этой мыслью, отхожу ко сну…
Открыл я глаза около семи часов утра, когда поезд ехал на небольшой скорости по просторам Муезерского района. Небо было плотно затянуто тучами. Природные пейзажи, увиденные мной в окно поезда, меня весьма впечатлили.
61. Природа здесь уже почти совсем северная. Нескончаемая тайга, где на десятки километров нет никакого жилья. Низкие северные сосны и земля, покрытая ягелем.

62. Огромные болота. Вот это глухомань!

63. За болотами — лесистые сопки Западно-карельской возвышенности:

Этот участок железнодорожной линии — это так называемая Западно-Карельская магистраль, построенная в 1950-е годы в период активного развития лесной промышленности в западной части Карелии. В 1957 году был открыт участок Найстенъярви — Суккозеро, а в 1964 — Суккозеро — Юшкозеро. Магистраль строилась в достаточно трудных условиях — через дремучую тайгу и обширные болота. Можно даже считать Западно-карельскую одним из предшественников БАМа. Кстати, после станции Найстенъярви поезд вновь пересёк бывшую границу СССР с Финляндией, поэтому ломающих язык финских названий здесь уже нет. Зато есть не менее причудливые карельские.
Видео:
64. Речка Муезерка:

И вдруг среди всего этого, как ни странно, появляются, жилые дома, улицы, машины… После многих километров глуши это выглядит неожиданно.
65. И поезд делает остановку на станции Муезерка, расположенной в райцентре ПГТ Муезерский.

66.

67. В 7-42 утра остановка на узловой станции Ледмозеро. Впервые за день выхожу на улицу и вдыхаю холодный северный воздух.

68. Типовой «западно-карельский» вокзал, выкрашенный в белый цвет:

69. В самом посёлке даже есть пятиэтажные дома. В советские времена это был ПГТ.

Как уже сказано, историческая Западно-Карельская магистраль идёт прямо на север до станции Юшкозеро. А уходящий влево участок Ледмозеро — Костомукша (продолжающийся затем в Финляндию), на который поворачивает наш поезд, был построен в 1980-е годы во время строительства города Костомукша. Более интенсивен именно этот участок, а участку Ледмозеро — Юшкозеро выпала судьба малодеятельного тупикового ответвления, где, скорее всего, в ближайшее время движение поездов будет прекращено. Наш поезд после Ледмозера поворачивает на запад, а потому меняет свой номер с 350 на 349: поезда, идущие на север и восток, всегда имеют чётный номер, а на юг и запад — нечётный.
70. С востока примыкает ветка Кочкома — Ледмозеро, соединяющая Западно-Карельскую дорогу с Мурманской. Она была построена уже в постсоветские годы — в 1999-2001 годах, но движение здесь только грузовое.

71. Теперь поезд на достаточно большой скорости едет на запад — прямиком в Костомукшу. Природа здесь уже немного другая, нежели была возле Муезерки. Нету такого большого количества болот. Кстати, и распогодилось немного, солнце стало выглядывать.

По вагону прошёл прапорщик Пограничной службы в полевом камуфляже (я его видел ещё в Ледмозере садящимся в поезд) и проверил документы у пассажиров. Костомукша находится в тридцати километрах от границы. В советские времена тут была погранзона, въезд в которую был только по пропускам. Сейчас въезд свободный, но приезжих не местных до сих пор проверяют. Естественно, когда я сказал пограничнику, что путешествую, не преминул он меня с недоумением спросить, что я такого хочу увидеть в Костомукше, «ведь там ничего интересного нет», но удовлетворившись моим ответом и показанным обратным билетом, учинять допрос не стал, сказав лишь дежурную фразу «Предупреждаю вас, что вы находитесь на приграничной территории, здесь недалеко погранзона», а затем пошёл проверять остальных.
На подъезде к городу из поезда хорошо видно его градообразующее предприятие — горно-обогатительный комбинат, благодаря которому город возник в 1970-е годы. Жаль, что я забыл его сфотографировать.
72. И наконец, после 19 часов пути, в десять утра я прибыл на станцию Костомукша. Кирпичный вокзал и надпись, продублированная на финском языке.

Об этом уютном городке, затерянном среди карельских лесов, и будет следующий пост.

Tags: Бывшая Финляндия, Железная дорога, Карелия, Карельский перешеек, Природа, Путешествия, Россия, Русский Север, Северное Приладожье, Северо-Запад

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *