Селькупы численность и место проживания

Среди малочисленных народов Севера, живущих на территории Ямало-Ненецкого автономного округа, некоторым особняком стоят селькупы. Самоназвание селькуп означает «лесной, таёжный человек». Прежнее, до 30-х гг. 20 в., название — остяко-самоеды. В западной Сибири есть три места их расселения — это север Томской области, туруханские места Красноярского края и северо-восток ЯНАО.
В нём «лесные люди» живут в Красноселькупском и Пуровском районах. Их общая численность здесь едва превышает полторы тысячи человек.

Река Таз в районе села Ратта

Осенний день в Ратте

Ратта с птичьего полёта

А происхождение селькупов представляет одну из загадок истории и этнографии. Ряд особенностей значительно отличает селькупов от сравнительно неплохо изученных ненцев и ханты. По гипотезам части учёных, «лесные люди» пришли на Север откуда-то из недр Азии. Исследования отечественных и зарубежных этнографов говорят, что селькупы в генетическом плане имеют общие черты с японцами и народностями Алтая.
Рыбак охотник из рода Ириковых (род Орла)

Чистка рыбы

Живут селькупы компактными поселениями, их связи с внешним миром значительно ограничены из-за удалённости. Они сохранили традиционный уклад жизни и хозяйства. Селькупы, считаясь официально крещеными, продолжали сохранять древние религиозные представления и обряды.
Основу хозяйственной деятельности на протяжении многих веков составляла охота на белку. О распространенности беличьего промысла говорит наличие у селькупов в 19 веке специальной меновой единицы сарум — связка из десяти беличьих шкурок. Сегодня на первом месте у селькупов — охота на соболя. Занимаются и оленеводством.
Селькупы — рыболовы. Из рыбы делают запасы на зиму. Промышляют они рыбу белую и «чёрную». Рыбу берут на лодках под названием ветка-долблёнка, она вырубается из цельного ствола дерева.
Ветка-долблёнка — для перемещения по воде

Проверка сетей

Охотничье снаряжение

Охотничьи лыжи покрытые камусом (шкура с ног оленя)

Основным средством передвижения селькупа-охотника зимой — лыжи тангыш, подбитые камусом или шкурой выдры. В качестве транспортных животных селькупы-оленеводы используют оленей и собак, нарымские — собак и лошадей. В тайге охотник обычно сам тащит ручную нарту, к которой иногда припрягает собаку. Самым распространенным средством водного транспорта — долбленый обласок. Нарты и упряжка отличаются от тундровых.
Нарты-мужская, женская, продуктовая

Интрументы для изготовления нарт

Сохранившееся еще недавно среди северных селькупов старое зимнее жилище представляло собой обложенный дерном и проконопаченный травой бревенчатый сруб, поставленный над четырехугольной ямой глубиной около полуметра.
Селькупские селения напоминают хантыйские селения наличием «хозяйственных амбариков» на сваях, предназначенных для хранения одежды, домашней утвари и продуктов.
Стойбище Налимье

Лабаз

Летнее жильё собак

Но основное жилище селькупов – конический, характерный для многих народов Севера, заимствованный ими от ненцев чум с остовом из шестов, покрытым нюками (шкурами взрослых оленей). На большой чум (для большой семьи) шло 24-28 шкур. Шерсть со шкур, предназначенных на нюки, состригали. Шкуры для нюков собирали в течение нескольких лет.
Разбор чума при переезде

Летним жилищем северных селькупов является берестяной чум. На этот чум шло 9 кусков тиски — сшитых в полотнища полос вываренной бересты. Во время летних кочевок на рыбалке селькупы живут и в крытых лодках.
Берестяной чум в стойбище

Навес для хранения зимних вещей и нарт

Материалом для одежды и обуви служат шкуры с ног оленя и лося. Одежда очень бедна орнаментом. На ней нет ни меховых вышивок, ни бисерных украшений.
Выделка шкур с ног оленя

Искусство селькупов представлено орнаментацией на берестяной посуде, костяных деталях оленьей упряжи, ножнах, и других бытовых предметах. Характерное для многих народов Сибири украшение одежды не получило у селькупов широкого распространения.
Берестяная посуда для сбора и хранения ягод

Селькупы сохранили некоторые очень старые способы изготовления хлеба, заготовки впрок мяса и рыбы.
Выпечка лепёшек в песке (хлеб)

Чопсы-нац. блюдо

В быту пользуются берестяной и деревянной утварью. Чашки, черпаки, многое иное выдалбливается из дерева и носит название — амырса. Мелкие берестяные изделия сшиваются нитками из сухожилий или современного капрона, крупные — черёмуховой сарги.
Люлька (питы)

В прошлом, об этом говорят исследования, селькупы были высокими, светлоглазыми и рыжими. Они имели мощное охотничье снаряжение. О древности селькупов рассказывают и древние предания. В традиционном фольклоре занимает большое место повествование о всевозможных приключениях героя, о его столкновениях со злыми духами (хозяевами стихий). Несмотря на все свое коварство в борьбе с человеком злые духи всегда оказываются побежденными. Предания селькупов повествуют о войнах, которые предки вели с ненцми и эвенками; у южных селькупов сохранились предания о войнах с татарами. Союзниками селькупов по этим преданиям выступают кеты и ханты.</div>

МЫ – УНИКАЛЬНЫЙ НАРОД!

Мы знаем, что сейчас наши заклятые «друзья» на Западе продолжают мощную кампанию против нашей страны, нашего многонационального народа. Почему так?
Когда уничтожали Советский Союз, советскую власть, коммунизм, реформаторы и их сторонники полагали, что после этого Запад распахнет объятия, и нас будут любить, и мы будем равноправными партнерами. Не вышло. Наоборот, процесс борьбы с нами набирает новые обороты. Почему? По причине зависти, страха?
Да, есть зависть. Да, мы самая большая, самая богатая страна в мире. Сейчас, к сожалению, Россия ослабла по всем позициям. Но нас продолжают бояться. Чего или кого боится сытый Запад?
Там боятся не политических лидеров, не политической системы нашей страны. Там боятся нашего многонационального народа. Народа непонятного, непознанного, с потенциалом, который невозможно просчитать ни в долларах, ни в тоннах, ни в квадратных километрах.
В течение более чем двух десятилетий шла активная работа по промыванию мозгов нашему люду. «Героями» для СМИ были сутенеры пороков, шоумены подлости, пошлости, мерзости, контенты писали апостолы лжи. Однако наступает пора, когда даже самому заскорузлому и узколобому щелкоперу становится понятно, что унижать, растлевать, развращать народ себе дороже. Да и что из этого грязного потока осталось в головах?
Недавно социологи провели исследование среди граждан, спросив их: чем гордитесь? Большинство ответило: гордимся Великой Победой. Вот результат «промывки»…
Великая Победа вынудила Запад считаться с нами. Она в значительной степени предопределила на десятилетия развитие человечества и изменила политическую карту мира. Она посеяла синдром страха среди буржуазной элиты респектабельного Запада. И страх этот перед нашим народом не отпускает наших западных оппонентов. Они вынуждены признать, что наш народ совершил подвиг, в котором раскрылся непонятный для Запада потенциал, он прорезался в самый критический момент и позволил победить самые мощные силы зла на планете.
Откуда источники той мощности и победного потенциала? Великая Победа стала следствием великой причины, второго важнейшего явления, творцом которого стал наш народ. Это был октябрь 1917 года. Тогда, 7 ноября по новому стилю, рабочие, солдаты многонациональной России пошли на штурм не только Зимнего, они пошли на штурм вековой культурной отсталости, забитости, несправедливости, дикости, неграмотности, экономической, технологической отсталости страны. И в течение двух десятилетий они меняли облик страны, проводя глубочайшие изменения во всех сферах жизни, превратив вскоре Советскую страну в политического и духовно-нравственного лидера той части человечества, которая мечтала о справедливости и рвалась к Победе.
По большому счету штурм Зимнего положил начало тем процессам, которые привели к штурму Рейхстага. Уже дети тех, кто опрокинул неприемлемый для России общественный строй, опрокинули и самое большое зло на планете, каким являлся нацизм. Мы смогли доказать, что мы лучшие по государственной, советской, организации. Мы лучшие по военному искусству, мы лучшие в инженерно-конструкторской мысли.
Мир замер от этой Победы. Но надо помнить, что не будь Великого Октября, не было бы Великой Победы.
Есть еще и третье явление, которое не может повторить никто и никто не может сравниться с нашим народом. На этой неделе исполнилось 95 лет со дня, когда остановилось сердце основателя Союза Советских Социалистических Республик Владимира Ильича Ленина.
По-разному можно относиться к этому человеку. Но каждый способный к объективному анализу, сопоставлению фактов поймет, что только на нашей земле, среди нашего многонационального народа мог появиться такой человек, как Ленин, в крови которого было намешано много кровей от многих народов. И явился миру человек непостижимой силы, выходящей за рамки привычного понимания о величии и гении.
Любой народ гордится своими героями. Македонский, Наполеон, другие полководцы и первооткрыватели прославились в веках своими победами, достижениями. Ленин же стал и остается фигурой планетарного масштаба. Почему?
Он родился в российской провинции, получил исходные данные для того, чтобы реализовать те научные идеи, которые он глубоко прочувствовал. И он смог исполнить, казалось, нереальную мечту. Ленин был точкой кристаллизации тех великих надежд, чаяний и стремлений, которыми жила наша страна, а потом, как выяснилось, жило большинство человечества.
Да, 21 января 1924 года умер Ульянов Владимир Ильич. Но Ленин как идея, как явление, как компас развития мира продолжает существовать и воздействовать.
С чего начинают декоммунизацию? Со свержения прежде всего памятников Владимиру Ильичу Ленину. Они мешают ворам и эксплуататорам тем, что эта могучая личность ассоциируется с Россией, с непостижимым русским народом.
Такой фигуры нет ни у одного народа. Мы в этом отношении уникальны – и в военных победах, и в социальных достижениях. Мы уникальное сообщество.
Долгие годы мы были духовно-нравственной элитой человечества. За последние четверть века многое потеряно, многое утрачено. Но не всё. Убежден, что в глубинах нашего общества таится то, что позволило нам возвыситься над теми, кто паразитирует, унижает, эксплуатирует труженика, нации, сеет рознь и войны.
Сегодня, в эпоху жуткого расслоения населения и дичайшей несправедливости, мы, представители народа-победителя, должны верить, стремиться и добиваться той Великой Победы, которая вернет нам временно утраченные завоевания.

Александр КРАВЕЦ

Селькупы

Селькупы, народ в Российской Федерации. Численность 3600 человек. Живут в Красноселькупском районе Ямало-Ненецкого автономного округа и других районах Тюменской области (1600 человек), в Каргасокском, Парабельском, Верхнекетском районах и сельской территории Колпашевского горсовета Томской области (1350 человек), небольшая группа в Туруханском районе Красноярского края. Говорят на селькупском языке самодийской группы уральской семьи. Распространён также русский язык.

К концу XVI века существовало объединение селькупов — Пегая орда. С основанием Нарымского острога (1596) русские сумели закрепиться на Средней Оби и обложить селькупов данью. В начале XVIII века было осуществлено крещение томских селькупов. Под влиянием русских нарымские селькупы стали поселяться в деревнях, заводить домашний скот, культивировать огородничество.

Основными направлениями хозяйственной деятельности селькупов являются охота и рыболовство. Главный объект пушной охоты в тайге — белка. Северные селькупы добывают песца, используя капканы и деревянные ловушки — пасти. Из парнокопытных объектами охоты являются в тайге лось, а в тундре и лесотундре — дикий олень, главным образом с помощью ружья. Современный охотничий промысел развит главным образом на севере Селькупского региона.

Среди томских (среднеобских) селькупов профессиональных охотников-промысловиков практически нет. Ведущее место в промысловой охоте занимает добыча водоплавающей птицы и боровой дичи. Оленеводство распространено только в северном ареале расселения селькупов, в тазовско-туруханском регионе. Оленеводство заимствовано селькупами от ненцев и энцев.

В прошлом у селькупов устанавливаются следы бытования родового и фратриального деления. Уже с конца XIX века основной общественной единицей становится соседская община. Общинники совместно пользовались охотничьими угодьями, устраивали коллективно заграждения на реках для ловли рыбы. Прочно бытовали обычаи соседской взаимопомощи.

Древними селькупскими жилищами являлись квадратные или прямоугольные землянки — карамо, вырывавшиеся в обрывистых речных берегах. В XIX веке селькупские селения — юрты также располагались обычно по берегам рек. Традиционное зимнее жилище томских (нарымских) селькупов — землянка или полуземлянка с бревенчатым или жердевым каркасом и деревянным полом. Для обогрева использовали чувал — очаг с трубой.

Селькупы-оленеводы, живущие в Тюменской области и Туруханском районе Красноярского края, используют в качестве зимнего жилища чум ненецкого типа, крытый оленьими шкурами. Летним жилищем северных селькупов служит тот же чум с покрытием из тиски — вываренных и сшитых между собою кусков бересты — или брезента. Многие современные селькупские семьи проживают в посёлках в домах русского типа.

Зимней одеждой мужчинам и женщинам у северных селькупов служила парка — распашная шуба, сшитая из оленьих шкур мехом наружу. Под парку мужчины надевали рубахи и штаны из ровдуги, а женщины — домотканые платья. Зимней обувью мужчинам и женщинам служили пимы из камусов или сукна, с голяшками из камусов. Головной убор шился в форме капора из пыжей (шкурок молодых телят), песцовых или беличьих лапок. Северные селькупы-оленеводы сохраняют в качестве зимней одежды малицы, сокуи и бакари ненецкого образца.

В прошлом селькупы питались преимущественно рыбой. Из неё изготовляли муку — порсу. Разнообразили пищевой ассортимент мясо боровой дичи, а у северной группы селькупов — изделия из оленины. Из дикорастущих употреблялись в пищу дикий лук, сарана, различные лесные ягоды. Чай заменял настой можжевельника. Уже в XIX веке в пищевой рацион селькупов вошли покупные продукты: мука, сахар, чай, крупы и др.

Разнообразными жанрами (героические песни, исторические предания, сказки, загадки, поговорки) представлен селькупский фольклор. У современных селькупов, особенно селькупов Томской области, многие фольклорные произведения исполняются на русском языке. Из музыкальных инструментов у селькупов бытовали варган — губная костяная (из оленьего рога) пластинка с вибрирующим язычком, семиструнная арфа — лебедь. Оба эти инструмента распространены в южной части ареала расселения селькупов. У северных селькупов был известен только шаманский бубен.

В. И. Васильев

Народы и религии мира. Энциклопедия. М., 2000, с. 475.

Селькупы

Автоэтноним (самоназвание)

солькуп: Современный этноним происходит от самоназвания одной из наиболее крупных территориальных группировок северных селькупов — с о л ь к у п — «таежный человек».

Основная территория расселения

Томская обл. — правые притоки Оби Кеть, Тым, Вах и т. д., Тюменская обл. и Красноярский край — бассейн р. Таз, левые притоки Енисея Турухан, Баиха, Елогуй и т. д.

Численность

Численность: 1897 — 5805, 1926 — 1630 (по этой переписи большая часть селькупов была учтена вместе о хантами), 1959 — 3768, 1970 — 4282, 1979 — 3565, 1989 — 3612.

Этнические и этнографические группы

Предположительно с ХVII века разделены на две территориальные группы — южную, нарымскую и северную, тазовоко-туруханскую.

Антропологические характеристики

В антропологическом плане селькупы относятся к уральской расе.

Язык

селькупский: Селькупский язык входит в самодийскую группу уральской языковой семьи. Большая этническая территория, при небольшой численности населения, предопределяют сложность внутренней организации селькупского языка. В его составе выделяется ряд диалектных групп — северная или тазовская, тымская, нарымская, обская, кетская, которые, в свою очередь состоят из большого количества диалектов. Языковые отличия между северными и южными диалектными группами существенны, что препятствует свободному языковому общению.

Писменность

В конце XIX в. Н.Г.Григоровским была предпринята неудачная попытка по созданию селькупской письменности. В начале 30-х годов ХХ в. на основе латинской графики Г.Н. и Е.Д.Прокофьевы разработали селькупский алфавит. С 1937 г. переведен на русскую графическую основу.

Религия

Православие: Православные.

Этногенез и этническая история

Этногенез селькупов связывается с историей формирования других самодийских народов Западной Сибири в рамках концепции их южносибирского происхождения. В то же время, в этом процессе селькупы занимают несколько обособленное место. Территория Нарымского и Томского Приобья, которая является автохтонной для селькупов, в конце I тыс. до н. э. — середине I тыс. н. э. входила в состав кулайской культурной общности и представляла северную, таежную периферию самодийцев. В Среднем Приобье, с середины II тыс. н. э., традиции кулайцев наследует рёлкинская археологическая культура, которая идентифицируется в этнокультурном плане как праселькупская. На протяжении I – й половины II тыс. н. э, когда под воздействием тюрок южные самодийцы переселяются на север в приполярные районы Западной Сибири и горно-таежные районы Южной Сибири, селькупская территория практически избежала иноэтнического влияния. Поэтому селькупы в большей мере, чем какой либо другой самоедоязычный народ, сохранили древнюю самодийскую основу. В то же время, широкая территория расселения и последующее переселение части селькупов на север, в бассейн рек Таз и Турухан вело к достаточно интенсивным контактам с соседями к включению в их состав тюркских, кетских, хантыйских, эвенкийских и северосамодийских культурных компонентов, что нашло отражение в современной культуре этого народа.
В настоящее время нарымская группа сильно русифицирована, северная, даже в условиях достаточно интенсивных культурных и брачных контактов с кетами и эвенками (в верховьях р.Таз до 3/4 браков заключенных селькупами, межнациональные), сохраняет свою этническую самобытность. Так, в этом районе, селькупский язык, наряду с русским, является разговорным в среде разноэтничного коренного населения.

Хозяйство

Деление селькупов на две территориальные группы и их контакты с соседними народами фиксируются в особенностях этнической культуры. Южные селькупы в настоящее время значительно ассимилированы русским населением и утратили многие элементы таежного охотничье-рыболовецкого хозяйственно-культурного комплекса, характерного для всех народов, живущих в таежной зоне Западной Сибири. Северные селькупы, в контакте о северосамодийскими народами, а также кетами и эвенками, освоили таежное транспортное оленеводство и до настоящего времени сохраняют традиционное промысловое хозяйство, мобильное жилище (чум) традиционную для северян одежду /типа малицы/, режимы питания, утварь, транспорт, продолжают бытовать некоторые функции традиционных социальных институтов, основы традиционного мировоззрения

Традиционные поселения и жилища

Поселением селькупов-оленеводов является стойбище, состоящее из переносных жилищ — чумов.Таежные селькупы живут в постоянных поселениях состоящих из стационарных домов.
Основным жилищем оленеводов был переносной чум, конструктивно соответствующий самодийскому типу. Две основные жерди соединены веревочной петлей. Весь каркас состоит из 30-50 шестов. Зимний чум покрывается нюками — покрышками из оленьих шкур, летний — полотнищами бересты.
В центре чума располагается костер-очаг. Пол в летем чуме чаще землянной, в зимнем, делается из досок. Постелью служили оленьи шкуры, которые располагались на веточных и травяных циновках.
В стациоарных поселениях зимним жилищем были полуземлянки различной конструкции — карамо — двухкамерная, углубленная в землю постройка, стены которой имеют каркасно-столбовую конструкцию. Бревенчатая крыша дополнительно перекрывалась берестой и засыпалась землей. Отапительным сооружением служил очаг или чувал, основу которого составлял остов из жердей, обмазанных глиной.
У селькупов были также распространены полуземлянки усеченно-пирамидальной формы, похожие на хантыйские, каркасные наземные жилища с вертикальными стенами, землянки и полуземлянки срубной конструкции с плоской, либо двускатной крышей.
Спалные места в землянках и полуземлянках располагались на нарах.
В последствие у селькупов широкое распространение получили русские срубные избы.

СЕЛЬКУПЫ

  Численность – 3 612 человек (на 2001 г.).
  Язык – самодийская группа уральско-юкагирской семьи языков.
  Расселение – Красноярский край, Томская область, Ямало-Ненецкий автономный округ.

  Выделяют две группы селькупов — северные и южные. Живут в Западной Сибири, по Оби и ее притокам Тым, Кеть, Васюган, по рр. Пур, Таз и Турухан. Первоначально селькупы обитали на левых и правых притоках Оби, в том числе на р. Парабель с притоками Чузик и Кенга.

  До 1917 г. селькупы назывались остяко-самоедами (по языку они близки к самоедам-ненцам, а по культуре — к остякам-хантам). Современное название получили в 1920—1930-х гг. по самоназванию северной группы сöлькуп на р. Таз или шöлькуп — «таежный человек» на р. Турухан.

  Язык имеет три диалекта — тымский и кетский (южные) и тазовский (северные). Около половины населения (47,6 %) признают селькупский язык родным, остальные таковым считают русский, на котором, впрочем, говорят практически все селькупы.

  Письменность возникла в 1930-х гг. сначала на латинской, затем на русской графической основе.

  Железные наконечники стрел для охоты на крупного зверя

  Происхождение селькупов на территории Среднего (Нарымского) Приобья связывают с местными неолитическими культурами третьего тысячелетия до н.э., которые были основой культур широкого круга племен Зауралья и Западной Сибири. К концу второго тысячелетия до н.э. здесь появляются пришлые племена с востока и юга. В результате слияния таежного коренного и пришлого лесостепного населения в первом тысячелетии н.э. формируется селькупская культура.

  С помощью лука и стрел с костяными и железными наконечниками предки селькупов охотились на лося, оленя, водоплавающую и боровую дичь, соболя, белку. Ловили рыбу, ездили на лодках, имели железные орудия — топоры-тесла, ножи, знали литейное и кузнечное ремесла, ткачество, выделывали шкуры, кожи, шили меховую одежду и обувь, жили в укрепленных городищах в землянках.

  В XVI в. русские познакомились с селькупами, известными тогда под названием Пегая орда. Во главе их стоял вождь-военачальник («князец») Воня. Пегая орда вошла в состав Русского государства после основания Нарыма в 1595 г. В Нарымском крае стали селиться казаки, служилые люди, «пашенные» крестьяне, промышленники и «вольница» (беглые крестьяне), позднее — ссыльные из европейской части России, контакты между пришлым и коренным населением были очень тесными.

  Оперенье стрел

  В XVIII в. ханты начали теснить селькупов с Оби и ее левобережных притоков, а те, в свою очередь, оттесняли правобережных селькупов. Часть селькупов еще в конце XVI—XVII вв. переселилась из бассейна Оби к северу, на Таз, затем — на Турухан, а в XIX—XX вв. — на р. Пур. Так образовались южная и северная группы, разделенные хантами на р. Вах и кетами на р. Елогуй. В 1932 г. в бассейне Тыма был создан Тымский национальный район (вскоре расформированный), что вызвало переселение туда селькупов с рр. Парабель, Чая, Кеть, Васюган, Обь.

  Основные занятия — охота и рыболовство. Орудия охоты — лук (ыдде, ынде) со стрелами, самострелы, ловушки. На медведя ходили также с копьем-пальмой (чури-квезе), у которого было длинное и широкое одностороннее, как у ножа, лезвие. Петлями (чазар) ловили оленей и соболей, сетями — гусей, силками — куропаток, зайцев. Черкан (латта) обычно ставили на белку, горностая, колонка.

  Много зверя, особенно белки, добывали луком со стрелами. Сложный клееный лук селькупов славился далеко за пределами их обитания и был предметом обмена. Его изготавливали в рост человека из трех пород дерева — березы, кедра и черемухи. Между двумя пластинами самой прочной части кедровой и березовой древесины вклеивали пластинку из вываренной кости и сухожилия, а утолщение в средней части лука и его концы делали из черемухи. Сверху лук обклеивали тонким слоем бересты, обматывая концы саргой (нитью из черемуховой коры). Клей, отличавшийся большой прочностью, варили из рогов лося. Тетиву из лосиных жил на такой лук натягивали четверо мужчин. При стрельбе на правую руку надевали перчатку с тремя пальцами (муунла), от удара тетивы руку предохраняли костяной пластинкой в форме полуцилиндра, привязанной к кисти ремешком. Наконечники стрел были разные: длинные заостренные костяные и железные — для охоты на крупного зверя, деревянные закругленные с тупым концом (чтобы не портить шкурку) — на пушного зверя, железные в форме острой лопаточки — на рыбу, вильчатые — на птицу и рыбу.

  С присоединением к России стала развиваться преимущественно пушная охота, основным объектом которой была белка. В XIX в. у селькупов появились ружья. Хороший охотник добывал за день не менее 20 белок. Для охоты специально выращивали «беличьих» собак. На белковку уходили всей семьей. Значение ее было так велико, что основной меновой единицей стала связка из 10 беличьих шкурок (сарум). Это слово вошло в состав всех селькупских числительных, означающих десятки, начиная с 20. Роль охоты на белку отразилась и в календаре: ноябрь называется здесь «беличьим» месяцем.

  Традиции рыболовства — давние: добывали лососевых и сиговых (осетра, нельму, муксуна, омуля, стерлядь, чира) и частиковых (щуку, окуня и др.). Рыбу ловили ставными (ронкат-пок) и плавными (кургумты-пок) сетями, удочками, дорожками, на озерах — жерлицами (поплавками с крючками), на Оби — неводами (нагыджа-пок), на маленьких речках и протоках ставили запоры с ловушками в отверстиях и котцы (тавур). Занятие рыболовством отражалось в названиях месяцев селькупского календаря: «месяц щучьей икры», «месяц нельмы», «месяц рыбных запоров» и др.

  Северные селькупы традиционно занимались оленеводством, в основном для транспортных нужд, и ноябрь называли «месяц отпадения рогов оленей-самцов».

  До начала ХХ в. было развито кузнечество. Кузнец (чачури кум) умел выплавлять металл из руды, которую привозили с Енисея, сыродувным способом с помощью специальной системы из семи горнов и четырнадцати мехов. Из полученного железа кузнецы изготавливали орудия труда, оружие, кольчуги, изображения духов. Одновременно были в ходу каменные и костяные скребки для выделки кожи, зернотерки, наконечники стрел, ножи, крючки, иглы и пр.

  Селькупы умели обрабатывать крапиву, прясть из нее нитки при помощи веретена (кето), а также ткать крапивные холсты для шитья одежды, одеял на оленьем меху (тоит), матрасов (тан-где).

  По звону подвесок, бренчанию блях и бубенчиков в косах девушки, юноши узнавали своих возлюбленных и шли на тайные свидания с ними

  Благодаря контактам с русскими таежные селькупы еще в XIX в. научились приемам земледелия и животноводства. В низовьях притоков Оби стали выращивать картофель, капусту, морковь, свеклу, огурцы, помидоры; на пойменных обских лугах пасли крупный рогатый скот, лошадей, держали свиней и овец.

  Традиционными средствами передвижения были собачьи и оленьи упряжки, а также ручные нарты, лыжи, лодки, причем нарты чаще всего прямокопыльные (с шестью копыльями). Тип оленьих нарт, упряжи, посадки на нарты у северных селькупов — самодийский. Лодки — долбленые разных типов (анты, ронтык, паба квышанд) и дощатые (завозни — из кедровых плах), для дальних переездов — крытые (илимки). У русских селькупы научились передвижению на лошадях.


Семья в поселке

  Селения насчитывали от 2 до 10 хозяйств и располагались на высоких берегах рек, в устьях речек и проток. Древнейшим зимним жилищем селькупов была землянка (карамо), вырытая в обрывистом берегу, с входом-коридором со стороны реки. В такое жилище заезжали прямо в лодке. Чтобы землянку не заливало, пол от входа постепенно повышался. Очаг был расположен сбоку от входа, у передней стены. Упоминания о таких домах встречаются в селькупском фольклоре. Первые русские, попавшие в Нарымский край, отмечали, что там «люди ходят по подземелью». Но уже в XIX в. были известны каркасные полуземлянки с остовом из столбов и жердей (карамо или чуль-мат, той-мат), жилища со срубными стенами (мадет-мат), углубленные в землю на полметра, с маленькими окнами, низкими дверями. Жилища отапливали чувалом (шонгаль) — открытым очагом с широкой трубой, сплетенной из жердей и обмазанной глиной, или печкой (кор, шогор) с основанием-срубом и широкой трубой из жердей, как у чувала. Вместо стекла в окно вставляли льдину либо брюшину оленя или иного животного. Спали на земляных нарах, покрытых шкурами и циновками. Пол иногда был и деревянным, а окна застекленными; вместо чувала стояла русская печь. В XIX в. чаще жили в срубных избах русского типа с дощатыми или земляными крышами, русскими печами. Появились кровати, столы, полки, лавки.

  Короке — шапка шамана с рогами. С их помощью он «бодается» со злыми духами

  Летними жилищами служили каркасные постройки из жердей, крытые корой деревьев, чаще всего берестой. Это мог быть чум — коническая постройка (корель-мат), либо сооружение из плах полусферической или двускатной формы (пуй-мот), либо полусферическая, односкатная постройка, либо прямоугольная с двускатной крышей. Из бересты мастерили традиционную утварь: посуду (миски, тарелки), коробки для хранения продуктов, имущества и рукоделия, кузова, туеса и емкости для ягод (патижа, сагалтамга, таига, коромдже, кито и др.).

  Основу питания составляла рыба в вяленом, вареном, жареном, сыром, мороженом виде. Заготавливая впрок, ее солили, сушили, заквашивали в ямах вместе с ягодами. Сушеную толкли, делая муку (порс), которую охотники брали с собой в тайгу, варили из нее суп. Из отходов и внутренностей вываривали рыбий жир, пили его зимой. Боровую и водоплавающую дичь — глухарей, куропаток, тетеревов, гусей, уток — и мясо лося тоже заготавливали впрок (в основном коптили). Позже в обиход вошла русская кухня — пельмени, пироги, супы, щи, грибы.

  Зимой селькупы носили одежду из шкур (порга), летом — из рыбьей кожи (осетровой, налимьей, стерляжьей, щучьей) или тканей из крапивного волокна. Зимнюю одежду часто шили из маленьких кусочков меха разного цвета, так что она казалась пестрой, очевидно, поэтому селькупов в прошлом называли «пегими людьми» (Пегая орда). Старинную селькупскую зимнюю верхнюю одежду (конспорга) покрывали крапивной тканью. Рубашки и штаны из рыбьей кожи рыбаки носили вплоть до конца XIX в. Северные селькупы шили одежду и обувь из оленьего меха: парки с разрезом спереди, сокуи — глухую одежду мехом наружу с капюшоном, сапоги-пимы из камусов. Традиционной обувью считали кожаные туфли (чирки), сапоги (лунтаи) из кожи, унты из меха. В XIX в. среди селькупов широко распространились русская крестьянская одежда и обувь — тулупы, полушубки, меховые рукавицы, рубахи-косоворотки, валенки, сапоги-бродни, рубахи и штаны, сарафаны, платья, юбки, кафтаны, зипуны. Головными уборами служили картузы и шапки-ушанки, у женщин — платки.

  Шаманская головная повязка

  Селькупы делились на три экзогамные группы, или класса: лимбы-чуп — «орлиный человек», казель-чуп — «кедровка человек», сэнгыл-чуп — «тетеревиный человек». Названия родов тоже были связаны со зверями и птицами. Основной экономической единицей в XVIII в. была территориально-соседская община, а внутри ее — большая патриархальная семья (отцовская или братская). Был распространен авункулат. Семья коллективно владела угодьями, охотилась, и лишь в конце XIX — начале ХХ в. стали выделяться малые семьи.

  Заключение браков было подчинено правилам экзогамии. Основной формой был брак с уплатой калыма. В конце XIX — начале ХХ в. свадебный обряд селькупов почти не отличался от русского.

  Гагара, вышитая бисером на костюме шамана, его дух — помощник

  Несмотря на христианизацию в XVII—XVIII вв., еще долго сохранялись анимистические представления, согласно которым мир делился на Верхний, Средний и Нижний миры. С Верхним миром (миром духов) общались через шаманов «темного чума» (камытырыль куп) — «камлающий человек» и «светлого чума» (сюмпыль куп) — «поющий ритуальные песни человек». Имелись разные категории шаманов, например так называемые «медвежьи шаманы», которые использовали в камлании части медвежьей шкуры (костюм, колотушки, обшитые медвежьей шкурой). Шаманы лечили людей, предсказывали результаты промыслов, совершали жертвоприношения духам, особенно перед началом промысла. Шаманский костюм состоял из парки, увешанной железными подвесками и фигурками зверей, птиц, пресмыкающихся, изображавших духов — помощников шамана. Неотъемлемая часть камлания — бубен.

  Фольклор представлен в основном сказками, загадками, поговорками, преданиями, повествующими о войнах с соседями — ненцами и эвенками, а также с татарами. Союзниками селькупов выступают ханты и кеты.

  В музыке два стиля: тазовский и нарымский. Лирические песни — индивидуальное творчество. В них поется о значительных событиях жизни, о родственниках, об удачной охоте и др. Эпические песни различны по содержанию. Это могут быть сказания о герое, героическое повествование, «напев паука-мизгиря, расставляющего сети в поисках жертвы» и др. Песни шаманов различались в соответствии с категориями «избранников духов».

  Звукоподражания (сигнально-натуралистические, речеслоговые и напеваемые) связаны с тотемическими представлениями. Например, весной селькупы встречали лебедей подражательными возгласами, комментируя этот обычай словами: «Наши братья прилетели!»

  Музыкальные инструменты: разнообразные ударные, смычковые, щипковые, духовые, лютни, цитры, арфы; свистки, пищалки из травы или толстого пера птицы, вихревые жужжалки, гуделки, детские погремушки из рыбьего пузыря и др., но главным остается шаманский бубен.

  Характерные черты инструментальной музыки во многом определяются культурными связями с соседями: восточными хантами, южносибирскими тюрками, северными и западными эвенками и живущими по соседству кетами.

  Деревянная колотушка для бубна, обшитая оленьим мехом. На тыльной стороне — изображение ящерицы, символизирующей духа — помощника шамана

  В поисках работы и жилья из разоренных нефтедобычей мест селькупы переселяются в районные центры и крупные поселки. Миграция населения и утрата национальных традиций связана с потерей традиционного землепользования и владения водоемами. Селькупы занимаются скотоводством (северные — оленеводством), рыболовством и охотой.

  В 1998 г. в Ямало-Ненецком АО разработана и заложена в окружной бюджет программа «Сохранение этноса селькупов и обеспечение трудозанятости коренных малочисленных народов Севера Красноселькупского района на 1999—2003 гг.».

  Только в Каргасокском, Колпашевском, Верхнекетском и Парабельском районах Томской области есть педагоги, знающие селькупский язык. Родители, к сожалению, не учат детей родному языку. В Томском государственном педагогическом университете обучаются студенты-селькупы, там же изучают родной язык. В некоторых школах и школах-интернатах Ямало-Ненецкого автономного округа, в Салехардском педагогическом колледже проходят уроки на селькупском языке, но словарей и учебников не хватает.

  В Красноселькупском районе Ямало-Ненецкого автономного округа выходит газета «Красный Север». В Томской области создана ассоциация коренных малочисленных народов Севера «Колта-Куп».

статья из энциклопедии «Арктика — мой дом»

    ОГЛАВЛЕНИЕ    

  КНИГИ О СЕЛЬКУПАХ
  Гемуев И.Н., Сагалаев А.М., Соловьев А.И. Легенды и были таежного края. Новосибирск, 1989.
  Гемуев И.Н. Семья у селькупов (XIX – начало ХХ в.). Новосибирск, 1984.
  Пелих Г.И. Происхождение селькупов. Томск, 1972.
  Пелих Г.И Селькупы XVII века: Очерки социально-экономической истории. Новосибирск, 1981.
  Симченко Ю.Б. Тайга селькупская. М., 1995.
  Селькупская мифология. Томск, 1998.
  Шаргородский Л.Т. Современные этнические процессы у селькупов. М., 1994.

  СКАЗКИ
  Хозяйка огня

Селькупы

Селькупы

(сёльӄуп, суссе ӄум, чумыль-ӄуп, шельӄуп, шешӄум; устаревшее — остяки-самоеды)

Современные источники

Селькупы, коренной малочисленный народ Сибири.

Самоназвание

Сёльӄуп

Этноним

Данное обозначение народа официально принято в 1930 году.

Численность и расселение

Всего: 4400 человек.

В том числе в РФ по переписи 2010 года 3649 человек (по переписи 2002 года 4249 человек).

Из них:

— Тюменская область 2065 человек (по переписи 2002 года 1857 человек).

Там же, Ямало-Ненецкий АО 1988 человек (по переписи 2002 года 1797 человек).

— Томская область 1181 человек (по переписи 2002 года 1787 человек).

— Красноярский край 281 человек (по переписи 2002 года 412 человек).

Кроме того, Украина по переписи 2001 года 62 человека.

Численность селькупов в населённых пунктах (2002 г.):

Ямало-Ненецкий АО:

— село Красноселькуп — 581;

— посёлок Толька — 491;

— село Ратта — 153;

— село Толька — 136;

— город Тарко-Сале — 103;

Томская область:

— село Каргасок — 190;

— город Колпашево — 153;

Красноярский край:

— село Фарково — 237.

В течение 20 столетия численность селькупов сократилась почти вдвое.

Этногенез

Селькупы предположительно являются прямым потомком носителей Кулайской культуры V века, с которой связывают происхождение всех самодийских народов.

Этно-территориальные группы

Существуют две группы селькупов — северная (самознавание — «солькуп», «шолькуп») и южная (самознавание — «чумыль куп», «суссе кум» или «шош кум»).

Северные селькупы живут на востоке Ямало-Ненецкого автономного округа (Красноселькупский район) и севере Красноярского края (Туруханский район).

Южные селькупы живут на севере Томской области (Колпашевский район, север Парабельского и Каргасокского районов).

Деление селькупов на две территориальные группы и их контакты с соседними народами фиксируются в особенностях этнической культуры. Южные селькупы в настоящее время значительно ассимилированы русским населением и утратили многие элементы таежного охотничье-рыболовецкого хозяйственно-культурного комплекса, характерного для всех народов, живущих в таежной зоне Западной Сибири.

Северные селькупы, в контакте о северосамодийскими народами, а также кетами и эвенками, освоили таежное транспортное оленеводство и до настоящего времени сохраняют традиционное промысловое хозяйство, мобильное жилище (чум) традиционную для северян одежду (типа малицы), режимы питания, утварь, транспорт, продолжают бытовать некоторые функции традиционных социальных институтов, основы традиционного мировоззрения.

Язык

Селькупский язык относится к самодийской ветви уральской языковой семьи.

Считается, что от своих ближайших родственников – ненецкого тундрового, ненецкого лесного, энецкого и нганасанского языков, а также от ныне исчезнувших камасинского и маторского языков — селькупский язык отделился около двух тысяч лет назад.

Селькупский язык имеет четыре основных наречия: северное, центральное, восточное и южное.

Селькупы из разных регионов могут не понимать друг друга, пользуются разными самоназваниями, однако границы между наречиями расплывчаты.

В отличие от других самодийских языков, селькупский язык обладает богатым вокализмом (25 гласных фонем и 16 согласных.

В ауслауте чередуются гоморганные носовые и смычные согласные).

История

Впервые селькупы упоминаются в русских письменных источниках XVI в. В конце XVI века существовало племенное объединение селькупов, которое в русских источниках называется «Пегая Орда».

Пегая Орда, насчитывавшая более 400 профессиональных воинов и возглавляемая князцом Воней, оказывала упорное сопротивление дружинам русских воевод и их союзникам кодским хантам.

Воня состоял в унии с сибирско-татарским ханом Кучумом, но и после падения Сибирского ханства продолжал борьбу за независимость, отказываясь от уплаты русским ясака (дани).

Лишь после сооружения в 1596 г. Нарымского острога Пегая Орда была подчинена Московскому царю.

Часть селькупов ушла в северные земли, на р.Таз — тогда и началось формирование северной группы «остяко-самоедов».

С тех пор северные и южные селькупы оказались разделены — между ними лежат земли, занятые ваховскими хантами и елогуйскими кетами.

Традиционное жилище

В дорусский период у селькупов были распространены укрепленные городки «коч» («кэтты»), обнесенные рвом, валом и частоколом; подступы к ним охранялись засеками с настороженными луками самострелами.

Позднее селения строились без оборонительных сооружений, обычно на высоких берегах рек при устьях притоков, проток, стариц.

Для южных селькупов — это землянка или полуземлянка (карам о) с бревенчатым каркасом и каркасно-столбовые дома, приваленные песком или дерном («чуй-мо», «пой-мо»),

Северные селькупы-оленеводы использовали конический чум ненецкого типа, крытый оленьими шкурами. Летом покрытие было берестяным, к настоящему времени чаще используют брезент.

Семья

Патриархальная многопоколенная семья.

Преобладало родовое устройство общества и общественных отношений.

Традиционная общественная структура селькупов существенно изменилась под воздействием российской и советской государственности.

В XVII в. еще различались «лучшие люди» (сомаль-кумыт), «богачи» (коумде), «простые люди» (манырелькумыт), «нищие» (сегула), «рабы» (кочгула).

Во главе отдельных территориально-родовых общин стояли богатыри (сенгира) и князцы (кок).

Особую роль играли шаманы, часто выступавшие вождями общин и целых военных объединений.

Традиционное хозяйство

Основными занятиями были охота и рыболовство.

Орудия охоты – лук (ыдде, ынде) со стрелами, самострелы, ловушки давящего, ущемляющего и ударного типов.

На крупных копытных (лося, дикого оленя) ставили изгороди с ямами, самострелы, на лисицу, песца, росомаху – кляпцы (чако), на глухаря – слопцы, на выдру – сеть-рукав, на белку, бурундука – плашки, на медведя, лису, зайца, песца, соболя – кулемы (уанго), на песца – пасти.

На медведя ходили также с копьем-пальмой (чури-квезе).

Петлями (чазар) ловили оленей, соболей, сетями – гусей, силками – куропаток, зайцев.

Черкан (латта) обычно ставили на белку, горностая, колонка.

Существовало выражение «черканная дорога» (ладая ваттом) – тропа, на к-рой охотник устанавливал от 100 до 200 черканов.

Проверять ловушки, вынимать из них зверя и снова настораживать могли и женщины и дети.

Т.о. женщина могла за день добыть 30–40 белок.

Кулемы на медведя, загороди, загоны,ямы на лося и оленя сооружали сообща, артелями.

Зверя, особенно белку, добывали луком со стрелами.

Сложный клееный лук С. славился далеко за пределами их обитания, был предметом обмена.

Его делали в рост человека из 3 пород дерева – березы, кедра и черемухи. Между двумя склеенными пластинами из самой прочной части кедровой и березовой древесины прокладывали пластинку из вываренной кости и сухожилия.

Утолщение в ср. части лука и его концы делали из черемухи.

Сверху лук обклеивали тонким слоем бересты, концы обматывали саргой (нитью из черемуховой коры).

Клей, отличавшийся большой прочностью, варили из рогов лося.

Тетиву из лосиных жил на такой лук натягивали 4 мужчин.

При стрельбе для натягивания тетивы на правую руку надевали перчатку с 3 пальцами (муунла), от удара тетивы руку предохраняли костяной пластинкой в форме полуцилиндра (утан-квэтче), привязанной к кисти ремешком.

Наконечники стрел были разные: длинные заостренные, костяные и железные – на кр. зверя, деревянные закругленные с тупым концом (чтобы не портить шкурку) – на пушного зверя, железные в форме острой лопаточки – на рыбу, вильчатые – на птицу и рыбу.

Был распространен обычай выращивать в неволе зверей (песцов, лисиц, медведей), птиц (орлов, гусей, кедровок, кукш).

Нек-рых из них затем использовали: орлиными перьями оперяли стрелы, из шкурок песцов и лисиц шили одежду.

Для охоты специально выращивали «беличьих» собак.

На белковку уходили всей семьей.

Значение охоты на белку было так велико, что основной меновой единицей стала связка из 10 беличьих шкурок (сарум).

Это слово вошло в состав всех селькуп. числительных, означающих десятки начиная с 20.

Роль промысла белки отразилась и в календаре: ноябрь назывался у них «беличьим» месяцем.

У селькупов давние традиции рыболовства на больших и малых реках. Добывали осетра, нельму, муксуна, омуля, стерлядь, чира, щуку, окуня и др. Ловили рыбу сетями – ставными ронкат-пок и плавными кургумты-пок, удочками, дорожками, на озерах – жерлицами (поплавками с крючками), на Оби – неводами нагыджа-пок, на маленьких речках и протоках ставили запоры (атарма, квеме, пюрманчу) с ловушками в отверстиях и котцы (тавур).

Занятие рыболовством отражают назв. селькупских месяцев: «месяц щучьей икры», «месяц язевой икры», «месяц нельмы», «месяц рыбных запоров» и др.

Практиковался лов заморной (духовой) рыбы: во время цветения воды в Оби рыба уходила в глубокие места (ямы), где ключи давали свежую воду, и вставала там плотными косяками вплоть до зимы.

Способ добычи такой рыбы наз. «ломанье» или «топтанье» ям.

В ломанье обычно участвовали все жители селения в заранее назнач. день. Места над ямой делили по жребию.

Рыбаки пробивали отверстия во льду и проводили через них невод.

За день общий улов мог доходить до тонны.

Сев. С. традиционно занимались оленеводством, в основном для транспортных целей.

В одном хоз-ве обычно имелось ок. 20 (иногда более 50) животных.

Пасли их без оленегонных собак, периодически отпуская на волю и затем собирая.

Практиковалось и приизбенное оленеводство: для стада строили спец. оленьи сараи и дымокуры.

Ноябрь у северных селькупов назывался «месяц отпадения рогов оленей-самцов».

До нач. ХХ в. было развито кузнечество.

Из руды, доставляемой с Енисея, кузнец (чачури кум) выплавлял металл при помощи сыродувного процесса и спец. системы из 7 горнов и 14 мехов.

Из полученного железа изготавливались орудия труда, оружие, кольчуги, изображения духов.

Вплоть до ХХ в. пользовались также каменными икостяными орудиями труда (скребки для выделки кожи, зернотерки, наконечники стрел, ножи, крючки, иглы и пр.).

С. умели обрабатывать крапиву, прясть из нее нитки (при помощи прядильного веретена кето), ткать крапивные холсты для шитья одежды, одеял на оленьем меху (то-ит), матрасов (тан-где).

Подсобную роль играло собирательство.

Ягоды, клубни сараны, дикий лук заготавливали женщины и дети. Особенное значение имел сбор смородины, черники, клюквы и брусники.

В Нарымском кр. был развит кедровый промысел.

На пойменных обских лугах пасли кр. рогатый скот, лошадей, держали свиней и овец.

Традиц. средствами передвижения были собачьи, оленьи (у сев. С.) и ручные нарты, а также лыжи и лодки.

Нарты чаще всего прямокопыльные с шестью копыльями.

Полозья делали из рябины и кедра, копылья – из березы, дугу-баран – из черемухи, нащепы – из ели, планки кузова – из сосны.

Тип оленьих нарт, посадки на них, упряжи у сев. С. – самодийский. Передвигались и на лошадях.

Лыжи (тангыш) – дл. 1,7 м, шир. 20 см – делали из елового дерева. Древесину предварительно выпаривали, чтобы она стала мягкой, «как береста», выгибали в спец. станке, просушивали,обтягивали меховой подкладкой (понджи), сшитой из оленьих (20–30 шт.) или лосиных (12–18 шт.) камусов.

Далее камус подклеивали, смазывая горячим клеем четыре раза, каждый раз подсушивая заготовку.

Затем лыжу обматывали веревкой и сушили.

На место крепления подклеивали подстилку из бересты, в просверленные отверстия продевали крепежные ремни.

Лыжи держали в распорках.

Перед тем как встать на них, деревянную поверхность обрабатывали лосиным или медвежьим салом.

Срок службы сделанных т.о. лыж составлял не менее 5 лет.

На них ходили с длинным шестом (чуро), на одном конце к-рого был костяной наконечник, а на другом – лопатка.

Шестом, в частности, проверяли давность звериного следа.

Охотник, отправляясь на промысел, грузил необходимое снаряжение на ручную нарту, подпрягая к ней 1–2 собак.

Благодаря этому, идя на лыжах, он мог свободно перемещать до 150 кг груза.

Еще в XIX – нач. ХХ в. у С. бытовала лыжа-нарта (кельче).

Она имела вид шир. лыжи с завязками по бокам, иногда с низ. стенками, соединенными с полозьями деревянными гвоздями.

В кельче, впрягая собаку, охотник вывозил мясо добытого лося.

Лодки – долбленые разных видов (анты, ронтык, паба квышанд) и дощатые (завозни – из кедровых плах), для дальних переездов – крытые (илимки). Ездили на них стоя (юж.) или сидя (сев. С.), гребли однолопастным или двухлопастным веслом. Лодки вмещали от 1–2 до 8–10 чел.

Герой селькуп. фольклора Ите ставит сети на берестяной лодке.

Делали большие дощатые лодки-неводники.

Среди селькупов выделялись «таксыбылькуп» (товарные люди), занимавшиеся посреднической торговлей.

В дорусский период (до XVI в.) у селькупов было высоко развито керамическое производство: из глины изготовлялась не только разнообразная посуда, но и курительные трубки, грузила для сетей, литейные формы, тигли, детские игрушки, культовая скульптура. С XVII в. гончарство полностью исчезло.

В это же время под воздействием торговли пришло в упадок местное ткачество, основанное на обработке крапивного волокна «саатчу» («сота»).

Имеются свидетельства о занятиях в прошлом южных селькупов примитивным земледелием — разведением табака, возможно, ячменя («аариа»).

В нарымском диалекте сохранились выражения, указывающие на древность местного земледелия — например, «кырачь меды» (расчищать лесную чащу), «выляль до-тьггы» (рыхлить землю), «сочаптико» (садить, вырастить), «чо-кор» (жернова).

Земледельческая культура селькупов, как и их ремесленное производство, была утрачена,

Определённую роль здесь, очевидно, сыграла колониальная политика русских властей, которые были заинтересованы в селькупах, как поставщиках ценной пушнины, полностью зависимых от русского импорта, но селькупы как самодостаточный этнос были им не нужны.

Религия и обрядность

Традиционная религия носит форму Пантеизма.

Несмотря на формальную христианизацию еще в XVII—XVIII вв. у селькупов (особенно северных) сохранялись анимистические представления об окружающем мире.

К примеру, по представлениям селькупов, Вселенная делилась на Неба, Творцом и добрым началом являлся Ном (Ноп), Землю (хозяйкой которой выступает Илынта Кота — Старуха Жизни) и Преисподнюю , где обитал Властитель зла Кызы.

Все три сферы связаны рекой, по которой на семивесельной лодке «ронтык» шаман может спуститься в Нижний мир, а также деревом, по зарубкам или ветвям которого шаман взбирается в Небо. Среди шаманов («тэтыпы») выделяются «сумпытыль куп» (камлающий в светлом чуме) и «камытырыль куп» (шаманящий в темном чуме).

Шаманы непременно обладали музыкальным и поэтическим даром — каждой весной на празднике Прилета Птиц шаман исполнял новую песню.

Согласно этнографическим исследованиям, в древности селькупы практиковали обряд воздушного погребения.

Умерших хоронили в земле, в долбленых стволах деревьев, в лодках. Сверху устанавливали деревянный сруб.

Детей хоронили на ветках высоких деревьев.

С покойным клали его имущество, предварительно подвергнув порче.

Фольклор

Селькупский фольклор представлен героическими песнями, историческими преданиями, сказками, загадками, поговорками.

У современных селькупов, особенно в Томской области, многие фольклорные произведения исполняются на русском языке.

Из музыкальных инструментов бытовали варган — губная костяная (из оленьего рога) пластинка с вибрирующим язычком, семиструнная арфа — лебедь.

Оба эти инструмента распространены в южной части ареала расселения селькупов.

У северных был известен только шаманский бубен.

Искусство селькупов представлено орнаментами на берестяной посуде, костяных деталях оленьей упряжи, деталях одежды.

Народные музыкальные инструменты — кагабылька и пананьюх.

Кагабылька имеет принцип звукоизвлечения, как на балалайке, а пананьюх звучит как гусли или арфа.

Они выдолблены из натурального кедра.

Традиционная одежда

Зимней одеждой мужчинам и женщинам у северных селькупов служила парка — распашная шуба из оленьих шкур мехом наружу.

Под парку мужчины надевали рубахи, сшитые из покупной ткани, штаны из ровдуги, а женщины — домотканые платья.

Вплоть до начала XX в. летняя одежда шилась из рыбьей кожи и крапивной ткани.

Зимней обувью мужчинам и женщинам служили сапоги-пимы из камусов или сукна, с голяшками из камусов.

Летом надевали кожаные туфли (чирки), сапоги (лунтаи).

Головной убор шился в форме капора из пыжей (шкурок молодых телят), песцовых или беличьих лапок.

Северные селькупы-оленеводы сохраняют в качестве зимней одежды малицы, сокуи и бакари ненецкого образца.

Национальная кухня

В прошлом селькупы питались преимущественно рыбой.

Ее сушили, варили, заготавливали на зиму рыбий жир.

Из сушеной рыбы изготавливали муку — порсу.

Наиболее распространенное повседневное блюдо в зимний период — квашеная рыба.

Квасили ее вместе с ягодами (брусника, клюква, морошка) в ямах.Разнообразили пищевой ассортимент мясом боровой дичи, а у северной группы селькупов — изделиями из оленины.

Растительное сырье дополняло основной — мясорыбный пищевой рацион. Выпекались лепешки из ячменной муки («мырса») и сараны («тогул»), приготовлялось собственное хлебное вино («уль»).

Из дикорастущих употреблялись в пищу дикий лук, сарана, различные лесные ягоды.

Из ягод варили варенье без воды и сахара.

В таежной зоне заготавливали кедровый орех.

Чай заменял настой можжевельника, использовали также сушеную малину и листья смородины.

Из можжевельника приготовляли хмельной напиток, прибавляя к нему молодые мухоморы.

С XIX в. в рацион вошли покупные продукты: мука, сахар, чай, крупы

«Чопс» — запекание рыбы на открытом огне.

Крупную щуку насаживаем на вертел, проводя его под хребтом и не разрушая кишечник.

Проследить, что бы пламя костра лизало рыбу по возможности равномерно. Переворачивают один раз — со спины на брюхо.

Главное, вовремя снять с огня когда обгоревшая чешуя лопнет и брызнет прозрачный сок.

В результате должна получиться равномерно обгоревшая рыба.

Готовится минут 20.

Когда шкура лопнет, снимаем с огня вместе с палкой.

Стряхиваем на берёзовые веники или на травку.

Разламываем вдоль хребта и солим крупной солью сверху.

Кишки запекаются в комочек и их легко удалить.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *