Северная Корея интернет

Мобильная связь и интернет в Корее

Мобильная связь в Корее

В Южной Корее иной стандарт мобильной связи, чем в России и в Европе – в Корее действуют стандарты CDMA и IMT2000, тогда как нам привычен стандарт GSM. Однако этой разницы Вы можете и не заметить, если у Вас мобильный телефон, поддерживающий связь 3G (а это практически все современные аппараты). Связь будет работать при наличии подключенного роуминга. Желающие сэкономить на тарификации международных звонков могут приобрести SIM-карту местного оператора (KT, Olleh, SK Telecom или LG Telecom). Это можно сделать только на третий день пребывания в Корее (нужен паспорт со штампом с датой прибытия в Корею). Самый дешевый тариф стоит примерно ₩5000 за месяц разговоров + ₩10000 за SIM-карту. За мобильный интернет нужно платить отдельно.

Если же Ваш мобильный телефон не поддерживает 3G, то, как ни печально, в Корее он не будет работать. Однако это не так страшно, как может показаться. Существует сервис, предлагающий взять на прокат мобильный телефон (обычно iPhone), работающий в корейской сети. Приобрести в аренду мобильный телефон можно прямо в аэропорту — на этой карте указаны места, где предоставляют соответствующие услуги. Ориентировочная цена ₩3000-4000 за каждый день. В залог нужно будет оставить свой телефон.

Кроме того, домой можно позвонить с городского телефона или с телефона-автомата, расположенного на улице. Оплатить разговор в автомате можно с помощью специальных телефонных карточек (продаются в магазинах и гостиницах), кредитной картой или монетам. Порядок набора российского номера телефона для звонка из Кореи: 001 (002 или 008) — 7 — код города — номер телефона абонента.

Телефонные номера, которые могут пригодиться в Корее:

  • Полиция — 112
  • Пожарная служба — 119
  • Скорая медицинская помощь — 119
  • Скорая помощь для иностранцев — (02) 790–7561
  • Туристическая справочная — 1330

Также звонки можно осуществлять с помощью популярных интернет-приложений: Skype, WhatsApp, Telegram, Weibo или их корейский аналог — Kakao talk. Для этого необходимо будет подключиться к источнику скоростного интернета.

Интернет в Корее

Корея занимает одно из лидирующих мест в международных рейтингах, оценивающих качество доступа в интернет. Однако не стоит ожидать какого-то качественного отличия от российского интернета (по крайней мере, в крупных городах), поскольку в тех же рейтингах Россия также находится в лидирующей группе стран.

Найти точку доступа к интернету в Корее не так сложно. Так, wi-fi, скорее всего, будет предусмотрен в перечне предоставляемых гостиницей услуг. По крайней мере, в стандартных отелях (о различных видах корейских гостиниц подробнее читайте ). Тем ни менее, лучше заранее удостовериться, что такая услуга предоставляется постояльцам.

Кроме того, в центрах крупных городов (в частности, в Сеуле, Пусане, Тэджоне и т.д.) существуют общедоступные точки доступа к wi-fi. Также услуги бесплатного интернета обычно предоставляются в кафе (например, в Lotteria, McDonalds, Starbucks, Mango Six), ресторанах, торговых центрах, вокзалах, аэропортах, метро, музеях и других туристических местах (например, у ручья Чхонгечхон).

Если доступ в интернет нужен постоянно, то можно приобрести в аренду wi-fi роутер. Также как и мобильный телефон, его можно взять на прокат прямо в аэропорту или в отделениях местных операторов связи. Ориентировочная цена ₩3500-8000 за каждый день использования роутера. В залог нужно будет оставить ₩200000. Карточку на оплату роутера можно приобрести в небольших сетевых магазинах (CU, Mini Stop, 7-eleven, GS25 и т.д.) или в соответствующем отделении местного оператора связи.

Также можно подключить платный wi-fi на телефоне, что обойдется примерно в ₩1000 за каждый час использования интернета или в ₩2000 в сутки. Для этого нужно будет подключиться на телефоне к соответствующей сети и купить wi-fi доступ на открывшейся странице в интернете.

KakaoTalk Оглавление:

  • Cyworld
  • Kakao
  • Band
  • Me2day
  • Line
  • Daybe

Да, прошло время, когда кроме своих доморощенных социальных сетей в Корее ничего не было, однако сейчас все не так безоблачно и американские компании, такие как Facebook и Twitter захватывают все больше и больше корейцев. Ниже мы рассмотрим основные социальные сети, которые на данный момент присутствуют или ушли с корейского рынка.

Cyworld

Cyworld когда-то была самой популярной социальной сетью в Корее, в которой у каждого корейца была своя страничка. В фильме “Мой босс, мой учитель”, выпущенный в 2005 году, есть сцена, которая показывает, насколько популярен Cyworld был среди корейских студентов в то время. Но к сожалению, в связи с тем что руководители компании вовремя не увидели перспектив в направлении смартфонов, из-за своей локальной направленности, а также из-за хакерской атаки в 2011 году в результате чего у 35 миллионов человек было украдены их данные, Cyworld начала терять своих пользователей и в то же время другие компании ушли далеко вперед.

Однако в любом случае несмотря на взлеты и падения она остается одной из ведущих компаний в Южной Корее. На данный момент, помимо корейского, остальная поддержка языков отсутствует.

Cyworldк оглавлению

Kakao

Более 130 миллионов человек было зарегистрировано в декабре прошлого года на Kakao, из которых 35 миллионов – корейцы, пользующиеся различными услугами сервиса на регулярной основе. Здесь, помимо бесплатных звонков и сообщений, пользователи KakaoTalk могут поделиться разнообразной информацией, включая фотографии, видео, голосовые сообщения, местоположение, ссылки URL, а также контактную информацию. Чаты групп доступны через Wi-Fi или 3G, и нет никаких ограничений на количество друзей, которые могут присоединиться в групповом чате. Приложение KakaoTalk переведено на многие языки, в том числе и на русский.

Band

И нельзя упоминать о социальной сети нового поколения Band, приложение которого, на апрель месяц 2014 года, уже скачало 30 миллионов раз. Эта социальная сеть способна заменить сразу несколько сервисов: блог, обмен фото, календарь и события. И имеет удобный и интуитивный интерфейс, который поможет начать работать с Band. Присутствует английский язык

Me2day

Созданная еще 2007 году, принадлежит Naver Corporation в недавнем времени была очень популярна, но в ноябре 2013 года все пользователи me2day получили письма, что проект будет официально закрыт 30 июня 2014 года.

Компания Naver аргументировала это тем, что она сосредоточит силы на укреплении своей конкурентоспособности в своей основной нише, чтобы противодействовать иностранным конкурентам. Тем самым негласно подтвердив, что она проиграла таким американским гигантам как Facebook и Twitter, которые постепенно расширяют свое влияние в Южной Корее, хотя тут можно добавить “но” и ниже вы поймете почему.

me2dayк оглавлению

Line

Конечно же этот сервис корейским можно назвать в натяжку, все таки базируется Line в Японии. Но все же стоит его здесь упомянуть, поскольку сервис этот разработан японским филиалом корейской корпорации Naver. Приложение появилось относительно недавно, в 2011 году, а уже пользуется бешенной популярностью у японцев и потихоньку начинает завоевывать сердца корейцев (на конец 2013 года 300 миллионов регистраций по всему миру, а сейчас 470). И что самое приятное для нас – в Line присутствует русский язык.

к оглавлению

Как устроен интернет в Северной Корее. КНДР глазами Андрея Ланькова, часть V

The Insider продолжает цикл очерков Андрея Ланькова, профессора университета Кунмин в Сеуле, недавно вернувшегося из КНДР. В этой части цикла речь пойдет о том, как устроен северокорейский интернет и как КНДР развивает новые технологии.

Многие иностранцы отправляются в Пхеньян в полной уверенности, что они едут в бедную и дикую страну, эдакую «Африку с холодной погодой». Они бывают удивлены не только чистотой и порядком на улицах, но и тем, как много в Северной Корее всяческой бытовой электроники.

Одним из главных символов Северной Кореи времён Ким Чен Ына стал сотовый телефон. Телефоны появились в КНДР в конце 2008 года. Строго говоря, была попытка ввести сотовую связь и раньше, но закончилась она в 2004 году запретом и конфискацией большинства телефонов (высшему начальству несколько сотен трубок тогда решили оставить).

Примерно две трети северокорейских семей имеют по меньшей мере один сотовый телефон

Сейчас в Северной Корее почти 5 млн сотовых телефонов — по крайней мере, так говорит официальная статистика. На практике мы имеем дело с пресловутой «лукавой цифрой»: северокорейская система тарифов устроена таким образом, что за время, превосходящее щедрый базовый лимит, приходится платить очень дорого. Поэтому многие северокорейцы предпочитают иметь два или даже три телефона, немало экономя таким образом на плате за разговоры. По правилам у одного гражданина КНДР может быть только один сотовый телефон, но на практике обойти этот запрет несложно — достаточно заплатить скромную сумму какому-нибудь знакомому или дальнему родственнику, который согласится выступить в качестве подставного лица. Поэтому реальное количество пользователей сотовой сети — примерно 3,5 млн, то есть примерно две трети северокорейских семей имеют по меньшей мере один сотовый телефон. Немалой популярностью пользуются и компьютеры — в основном, ввезённые из Китая и чаще всего купленные по минимальной цене как б/у. В Пхеньяне сейчас они есть в подавляющем большинстве домохозяйств.

Казалось бы, такое распространение современных информационных технологий должно беспокоить северокорейское руководство, которое отлично осведомлено о дестабилизирующей роли, которую средства связи сыграли в недавнем прошлом (достаточно вспомнить «арабскую весну»). Однако Ким Чен Ын и его окружение, осознавая опасность, всё-таки решили не идти по пути наименьшего сопротивления и не стали вводить примитивные запреты. В северокорейском руководстве понимают: без развития информационных технологий невозможно добиться экономического роста. Поэтому в последние годы власти Северной Кореи занимают весьма оригинальную позицию: с одной стороны, поддерживают их распространение, а с другой — пытаются взять их под контроль.

В этой кампании особую роль играет созданная в Северной Корее компьютерная операционная система «Пульгын пёль» («Красная звезда»). Строго говоря, это северокорейский вариант Linux, разработанный, в первую очередь, для того, чтобы облегчить властной верхушке контроль за доступным простонародью контентом.

Сейчас северокорейские власти ведут активную кампанию за то, чтобы сделать «Пульгын пёль» обязательной операционной системой всех северокорейских компьютеров. С мобильными устройствами им это в целом удалось: поскольку телефоны, планшеты и прочие устройства продаются с предустановленной операционной системой, все северокорейские мобильники и планшеты работают на «Пульгын пёль». С ноутбуками и стационарными компьютерами ситуация, однако, пока выглядит иначе.

В Северной Корее компьютеры в обязательном порядке подлежат регистрации в полиции. Ещё на заре компьютеризации, в 2004 году, в КНДР была создана так называемая «группа 109» (намёк на 9 октября, день, когда Генералиссимус Ким Чен Ир отдал указание о её формировании). «Группа 109» контролирует северокорейские компьютеры и их пользователей. При этом полиция не просто имеет право, но и обязана время от времени появляться в домах, обитатели которых пользуются зарегистрированными компьютерами, и проводить там внезапные проверки того, как используются идеологически опасные машины. Таким образом они пытаются предотвратить просмотр опасного и идеологически вредного контента — например, южнокорейских фильмов.

Полиция обязана время от времени внезапно приходить домой к владельцам зарегистрированных компьютеров и проверять, как они ими пользуются

Кроме того, владелец компьютера должен показать полицейским, установлена ли на устройстве политически правильная операционная система «Пульгын пёль». Полагаю, северокорейские владельцы компьютеров волей-неволей переключатся на использование «Красной звезды» в ближайшем будущем.

«Пульгын пёль» обладает рядом особенностей — по сути, её можно назвать операционной системой-сыщиком. Во-первых, компьютер, оснащённый ею, не открывает текстовые или медиафайлы, если они созданы на других компьютерах и при этом не снабжены т.н. «подписью» (signature), то есть специальной меткой, которую на файл в нормальной ситуации могут поставить только компетентные органы. На практике это ограничение создаёт пользователям немалые неудобства — например, не дает ознакомиться с самым безобидным текстом, который был создан на другом компьютере. Обмениваться информацией с помощью привычных нам флешек-USB в «Пульгын пёль» нельзя. Собственно говоря, именно к этому — к ограничению возможностей копирования и распространения информации изначально и стремились создатели северокорейского Linux.

Впрочем, невозможность обмена политически безобидной (и тем более экономически полезной) информацией воспринимается властями как проблема, требующая решения. Решением проблемы, видимо, должны стать внутринациональные, строго замкнутые на Северную Корею и легко контролируемые властями системы обмена файлами. В недалёком будущем через такие системы северокорейцы смогут обмениваться файлами свободно, но вот сами файлы при этом будут полностью доступны всевидящему оку цензора.

Кроме того, время от времени операционная система «Пульгын пёль» делает скриншоты, которые сохраняются в её памяти неопределённое время. Самостоятельно удалить их, равно как и историю своих действий, пользователь не может. Зато, как легко догадаться, и к скриншотам, и к истории может легко получить доступ сотрудник полиции.

Время от времени операционная система делает скриншоты, которые сохраняются в её памяти. Пользователь к ним доступа не имеет. В отличие от полиции

Понятно, что привычного нам интернета, Всемирной Сети, в Северной Корее нет — точнее, он доступен очень небольшому кругу особо привилегированных людей, в том числе сотрудникам спецслужб и высшим чиновникам. Для простых смертных существует общенациональная северокорейская сеть, своего рода интранет национального масштаба, который известен как сеть Кванмён.

По своей структуре сеть Кванмён не очень-то отличается от интернета, и разработана на основе тех же технологий, что и «большой Интернет», но при этом является сетью сугубо локальной и с мировой сетью физически никак не связана. Некоторые из имеющихся в сети Кванмён сайтов на практике были загружены туда из «большого» интернета, однако произошло это лишь после того, как идеологически подкованные цензоры внимательно ознакомились с их содержанием и пришли к выводу, что оно полезно для повышения научно-технического уровня страны, но в то же самое время не представляет никакой идейно-политической угрозы. Вдобавок, в исследовательских центрах практикуется поиск информации во всемирной сети под заказ: имеющие соответствующий допуск учёные-цензоры, получив формальный заказ от своих не столь политически надёжных коллег, ищут для них материалы по темам их научных работ. Впрочем, большая часть контента в северокорейской сети Кванмён — местного, северокорейского, происхождения.

Имеющие допуск учёные-цензоры, получив заказ от своих не столь политически надёжных коллег, ищут для них материалы по темам их научных работ в интернете

По большому счёту, можно сказать, что вся эта система работает очень даже неплохо. Еще несколько лет назад многим иностранным наблюдателям казалось, что распространение компьютеров и информационных технологий в Северной Корее в перспективе поставит внутриполитическую стабильность страны под угрозу. Однако сейчас с каждым днём становится всё очевиднее, что Ким Чен Ын и его советники в очередной раз добились своего: компьютеров и мобильников в стране всё больше, а вот доступного запрещённого контента — всё меньше. В первую очередь это относится к южнокорейским фильмам и программам, которые в последние 15–20 лет активно ввозились в Северную Корею контрабандистами. За последние 3–4 года сильно снизился уровень знакомства северокорейцев и с современной южнокорейской эстрадой, и с современными южнокорейскими телесериалами. Причина ясна: благодаря трудам «групп 109» доступ к этому контенту сейчас оказался существенно затруднён.

Конечно, человек с компьютерным образованием и готовностью рисковать может легко обойти все эти системы защиты. Однако опыт показывает, что людей с таким образованием (и такой готовностью) не так уж и много, в то время как для рядового пользователя меры эти являются труднопреодолимым барьером.

Ким Чен Ын, кажется, создаёт самую изолированную в мире — но при этом в целом относительно современную — информационную среду. Подход его к информационным технологиям является едва ли не самым концентрированным выражением политики «реформ без открытости». С одной стороны, Ким Чен Ын и северокорейская элита не препятствуют распространению в стране информационных технологий (более того, элита этому распространению даже во многом способствует). С другой стороны — принимаются все меры для того, чтобы эти технологии работали на решение тех задач, которые перед страной поставила политическая элита, а не вели к распространению нежелательного (с точки зрения той же элиты) образа мыслей.

Продолжение следует…

Предыдущие части этого цикла:

Часть I Реформы и репрессии Ким Чен Ына.

Часть II Дом, который построил Ким. Как в Северной Корее начался бум новостроек и почему они уже разваливаются

Часть III Повседневная жизнь в Северной Корее.

Часть IV Свадьба и брак в Северной Корее

Также читайте исторический цикл Андрея Ланькова о Северной Корее:

Ч. I «Все началось с великого голода»;

Ч. II «Все способы спастись от голода были капиталистическими»;

Ч. III Тончжу — как в Северной Корее появились богачи;

Ч. IV После голода. Почему Северная Корея не пошла по пути Китая?;

Ч. V «Вредительская» реформа и казнь «американского шпиона» Пак Нам-ки;

Ч. VI «Великие дни разграбления и контрабанды»;

Ч. VII Бизнес госпожи Лю, или Китайская грамота капитализма;

Ч. VIII Как военный флот Северной Кореи стал рыбу ловить.

Национальный домен .kp

Основная статья: .kp

У Северной Кореи долгое время не было своего национального домена, поэтому немногие официальные сайты базировались в Китае, Японии, Германии и США. С 2007 года КНДР имеет в Интернете собственный домен первого уровня .kp. После первоначальных доменов второго уровня com.kp и edu.kp были зарегистрированы следующие: net.kp, gov.kp, org.kp, rep.kp, tra.kp и co.kp.

В 2010 году неожиданно все домены Северной Кореи оказались недоступны, и северокорейские сайты были доступны только по IP-адресам. Причины до сих пор неизвестны. Серверы доменных имён находятся в собственности оператора Star JV. Это телекоммуникационная компания, созданная при участии северокорейского правительства и таиландской компании Loxley Pacific. В данный момент для зарубежных пользователей доступен Государственный сайт Северной Кореи https://web.archive.org/web/20110124090537/http://175.45.176.14/ru/, администрируемый Компьютерным центром Кореи, имеющим филиалы в Европе. Второй зарегистрированный на домене сайт самого Компьютерного центра http://kcce.kp/ содержит несколько страниц об организации, а https://web.archive.org/web/20100825085744/http://kcce.kp/ содержит единственную техническую страницу. IP-адреса обоих сайтов относятся к провайдеру Internet Provider Berlin. Имеется также ещё несколько государственных сайтов (с зеркалами):

  • https://web.archive.org/web/20100808152048/http://www.kpnic.gov.kp/ — Сетевой Информационный Центр КНДР;
  • http://www.naenara.com.kp/ru/ — государственный портал КНДР «Нэнара»;
  • https://web.archive.org/web/20111021134020/http://www.koredufund.org.kp/;
  • https://web.archive.org/web/20120815044324/http://www.friend.com.kp/ — Комитет по культурным связям с зарубежными странами;
  • https://web.archive.org/web/20151104194507/http://www.rodong.rep.kp/ — газета «Нодон синмун»;
  • http://www.uriminzokkiri.com/ — сайт «Ури минджоккири» («Только наша нация»);
  • https://web.archive.org/web/20170216183907/http://kcna.kp/ — Центральное новостное агентство Кореи;
  • https://web.archive.org/web/20140625150611/http://www.vok.rep.kp/ — радио «Голос Кореи».

Внутренняя сеть «Кванмён»

Основная статья: Кванмён (сеть)

В Северной Корее существует внутренняя сеть «Кванмён», посвящённая пропаганде идей Чучхе, а также различной научно-технической информации. Также известно, что с недавнего времени «Кванмён» стал доступен простым жителям КНДР. В сети появились форумы, но наполнение таких порталов жёстко ограничено властями. Функционирование данной сети осуществляется следующим образом: по заказам учреждений Центр компьютерной информации сгружает из Интернета сайты, в основном научно-технического содержания, проводит ревизию содержания сайта, после чего он загружается в национальную сеть, и им могут пользоваться корейцы. Некоторые источники утверждают, что власти КНДР намерены прекратить изоляцию «Кванмёна» и подключить его к Интернету. Вместе с тем, в приграничных с Китаем районах северной части КНДР существовали интернет-кафе, позволяющие осуществлять выход в Интернет (в 2007 году Министерство общественной безопасности страны распорядилось об их закрытии). С конца 2004 года иностранным фирмам и посольствам в Пхеньяне разрешено свободное пользование Интернетом.

В феврале 2013 г. официально открыт доступ к сетям мобильного Интернета и 3G по всей стране, который был вновь ограничен 29 марта 2013 года. Доступ был разрешён только иностранцам и туристам, с 29 марта 2013 года мобильный Интернет доступен только сотрудникам дипломатических миссий и иностранных компаний.

В учебных заведениях

Студенты столичных университетов обучаются навыкам работы в Интернете, в том числе в Википедии:

Глава совета директоров Google Эрик Шмидт и экс-губернатор штата Нью-Мексико Билл Ричардсон начали визит в Пхеньян с посещения во вторник главного северокорейского университета имени Ким Ир Сена, сообщили СМИ.

Американских визитёров познакомили с тем, как студенты используют Интернет и, в частности, Google и «Википедию», для поиска необходимой им в учебном процессе информации, передаёт «Интерфакс».

Сегодня три учебных заведения в КНДР имеют выход во всемирную сеть: Университет имени Ким Ир Сена, Университет науки и технологий имени Ким Чхэка и Пхеньянский университет науки и технологий. Для получения доступа в Интернет необходимо получить официальное разрешение. Однако, РИА Новости цитирует неназванного представителя Университета имени Ким Чхэка, который утверждает, что за появлением ограниченного доступа последует распространение всемирной паутины по всем учебным заведениям и предприятиям страны, что, однако, на 2019 год не подтвердилось.

Интернет по-северокорейски: зачем КНДР российский провайдер

Северокорейские граждане далеки от понятия «серфинг в интернете”. Посмотреть видео на YouTube, зайти в социальную сеть Facebook или поиграть в онлайн-игру — все это недоступно для обычных граждан КНДР. Что говорить, если власти Северной Кореи требуют регистрировать в полиции даже персональные компьютеры. А пойманному за просмотром пиратских DVD-дисков с южнокорейскими мыльными операми человеку грозит провести остаток жизни в исправительной колонии.

Для чего же тогда интернет в КНДР?

Суррогат для народа Северной Кореи

В большинстве случаев граждане Северной Кореи не имеют представления о том, что такое интернет. В особенности сельское население и люди, чей уровень жизни находится за чертой бедности. Но в столице КНДР — Пхеньяне — и в некоторых крупных городах северокорейцы с высоким служебным статусом расскажут вам о «Кванмёне» — официальном интернете Северной Кореи.

Cеверокорейские студенты просматривают «Кванмён» в компьютерной лаборатории Университета Ким Ир Сена в Пхеньяне, 2013 год

Визуально он напоминает интернет 90-х годов. А на самом деле «Кванмён» не что иное, как закрытая, изолированная от интернета сеть. Специальный комитет копирует, исправляет и проводит цензурную ревизию сайтов, после чего выгружает это в «Кванмён». По разным оценкам, количество сайтов доходило до 5 тысяч. Однако в 2016 году крупнейшая компания веб-хостинга в интернете GitHub развеяла эти предположения. Оказалось, что в «домашней сети» северокорейского интернета находилось не более 28 сайтов. Среди них кулинарные, учебные, спортивные и новостные сайты. Работает все это на пиратском программном обеспечении Microsoft, и подключиться к сети можно через телефонную линию. Скорость подобного «двойника» всемирной сети весьма низкая.

Чтобы получить доступ даже к такому интернету, человек должен иметь официальное разрешение на владение компьютером или воспользоваться несколькими компьютерными лабораториями в правительственных или учебных заведениях. Но пользоваться компьютерами можно только по специальным пропускам.

Зачем тогда интернет в КНДР

Однако, есть в Северной Корее и настоящий интернет. Пользоваться им — большая привилегия. Доступ в сеть в КНДР до 2 октября 2017 года предоставлялся лишь одной китайской компанией China Unicom и ограничивался несколькими сотнями соединений на всю страну.

Эта совсем небольшая сеть подвергается постоянным хакерским атакам. Так, в декабре 2014 года интернет в КНДР полностью «лег». Инцидент связывают с «местью» американских спецслужб за взлом — якобы северокорейскими хакерами — серверов компании Sony Pictures Entertainment. Компания Sony готовилась тогда к выпуску комедии «Интервью», действие которой происходит в КНДР и использует образ лидера государства — Ким Чен Ына. Правительство КНДР осудило выпуск фильма, а потом кто-то взломал сервера, где хранился материал фильма, и попытался удалить картину. Тогдашний президент США Барак Обама обвинил Северную Корею во взломе и нанесении ущерба компании Sony и пообещал отомстить КНДР. Через несколько дней интернет в Северной Корее по странным обстоятельствам пропал.

Глава Северной Кореи Ким Чен Ын критикует выступление президента США Дональда Трампа на Генассамблее ООН, 22 сентября 2017 года

Теперь Северная Корея увеличила свои шансы на обладание стабильным интернетом: 2 октября российская компания «ТрансТелеКом» (ТТК) начала поддерживать трафик из Северной Кореи, тем самым став вторым провайдером КНДР.

Однако директор по стратегическим проектам Института исследований интернета Ирина Левова считает, что сенсации здесь нет: КНДР получала интернет от ТТК ранее, но трафик страны нельзя было отделить от общего трафика компании. По мнению эксперта, речь идет о коммерческих отношениях. «КНДР была подключена к Интернету через ТТК давно, этому контракту 7 лет, если не больше. Только автономной системы (AS) у КНДР своей не было. До этого трафик Северной Кореи находился в адресном пространстве ТТК и был виден как трафик компании. Это нельзя было обнаружить, пока КНДР не получила свою собственную AS и стала видна миру не как ТТК, а как Северная Корея», — рассказала Левова.

Компания ТТК в комментариях для издания «Ведомости» подтвердила наличие контракта с Северной Кореей с 2009 года. По словам представителя ТТК, их услуги не попадают в перечень услуг и товаров, поставка которых ограничивается решением СБ ООН от 11.09.2017. Также в компании заявили, что в случае обнаружения недобросовестного и неправомерного использования ресурсов ТТК может приостановить действие контракта. Однако новость о сотрудничестве российской государственной компании с Северной Кореей привлекла внимание многих международных СМИ.

Киберпреступность как способ пополнить казну

Американская компания FireEye, специализирующаяся в сфере сетевой безопасности, считает, что подобное подключение необходимо Северной Корее для киберпреступности. Об этом компания заявила агентству Bloomberg. С развитием ядерной программы КНДР к стране начали применяться более жесткие экономические санкции, а значит Северная Корея не может вести полноценную торговлю с другими государствами, из-за чего страна становится еще беднее, чем прежде.

Также FireEye предполагает заинтересованность Северной Кореи в криптовалюте — отсюда и желание увеличить свой интернет-трафик. На официальной странице FireEye отмечается, что специалисты фирмы выявили три атаки на южнокорейские биржи криптовалют, которые проходили с мая по июль, и все они связаны с северокорейскими хакерами.

Американская компания интернет-технологий Recorded Future 17 мая зафиксировала добычу криптовалюты в крупных масштабах на территории Северной Кореи. Так как доступа к интернету у обычных граждан нет, компания сделала предположение, что этим занимается правительство КНДР. Курс биткоина (одной из криптовалют) вырос в 4 раза по сравнению с началом года, поэтому биткоин стал таким привлекательным для желающих легко обогатиться, и Северная Корея, похоже, не стала исключением.

Заинтересованность криптовалютой объясняется ее конфиденциальностью — Северная Корея может продолжать торговать продуктами анонимно, получая за это биткоины, конкретного получателя которых никто не сможет отследить. Не случайно США упомянули криптовалюту в новом санкционном пакете, касающемся Ирана, России и КНДР, предполагая возможность использования криптовалюты в обход санкций. Однако проследить за соблюдением такой запретительной меры будет сложно.

Смотреть видео 00:57

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *