Агломерации зарубежной Европы

Зарубежная Европа

Из истории известно, что первые города в Европе появились еще в эпоху античности. Затем их число значительно увеличилось в период средних веков. Росло и число больших городов; уже к началу XX века Зарубежная Европа концентрировала 1/3 всех больших городов мира. Именно этот регион стал родиной городских агломераций, которых уже в начале 1980-х годов здесь насчитывалось около 400 .

В Германии большинство агломераций протягиваются цепочкой вдоль Рейна и его притоков. Ниже всего по течению расположена самая большая Рейнско-Рурская полицентрическая агломерация, в свою очередь, состоящая из 2-х основных частей — Рурской, протягивающейся на правобережье Рейна от Дейсбурга до Дортмунда через Эссен и Бохум, и Прирейнской, включающей в первую очередь Дюссельдорф, Кельн и Бонн. Население этой агломерации составляет 10-11 млн. человек.

Выше по течению Рейна расположена Рейнско-Майнская агломерация, ядро которой образует Франкфурт-на-Майне. Еще выше по течению находится Рейнско-Неккорская агломерация с городами Мангейм и Людвигсхафен.

В Великобритании среди агломераций ведущее место занимает Лондонская, население которой, в зависимости от того, как проводят ее границы, варьирует в пределах от 7,6 млн. до 12,1 млн. человек. В окрестностях Лондона построены восемь городов-спутников. Далее идут Большой Бирмингем (Западный Мидленд) и Большой Манчестер с населением соответственно 3,2 и 2,6 млн. человек.

В Италии к категориям крупных городских агломераций относятся Миланская (4,1 млн. человек), Неаполитанская (3,6 млн.) и Римская (3,5 млн.) агломерации.

Во Франции выделяют Парижскую агломерацию с населением 11,3 млн. человек. Эта столица является крупным промышленным центром, в котором широко представлены высокотехнологические наукоемкие отрасли, а также выпуск так называемых «парижских изделий» (швейных, ювелирных и др.). Именно здесь сосредоточены крупнейшие банки и биржи, штаб-квартиры монополий, ведущие научные учреждения, а также резиденции множества международных организаций. В окрестностях Парижа находится пять городов-спутников .

10. Крупнейшие городские агломерации и мегалополисы зарубежной Европы

Из истории известно, что первые города в Европе появились еще в эпоху античности. Затем их число значительно увеличилось в период средних веков. Да и в новое, и в новейшее время их количество продолжало, хотя и гораздо медленнее, возрастать.

Соответственно росло и число больших городов: уже к началу XX в. зарубежная Европа концентрировала 1/3 всех больших городов мира.
Не приходится удивляться тому, что именно этот регион стал родиной городских агломераций, которых уже в начале 1980-х гг. здесь насчитывалось около 400. Среди них, вполне естественно, особо выделяются агломерации-миллионеры, во многом определяющие всю систему городского расселения. В работах отечественных и зарубежных географов-урбанистов число таких агломераций нередко оценивается по-разному. Можно, например, сослаться на А. Е. Слуку, данные которого приведены в таблице 9.
По данным Ю. Л. Пивоварова, в 2000 г. в 18 странах зарубежной Европы (не считая СНГ) насчитывалось 42 агломерации с населением более 1 млн человек в каждой, в том числе в Германии – 13, в Великобритании и Италии – по 4, во Франции и в Польше – по 3, в Нидерландах и Испании – по 2, а в остальных странах – по одной. Надо сказать, что на мировом фоне эти показатели уже не выглядят особенно впечатляющими (табл. 65 в книге I). Тем не менее на весь ход современной урбанизации и ее географические аспекты эти агломерации по-прежнему оказывают решающее воздействие.
Таблица 9

КРУПНЫЕ ГОРОДСКИЕ АГЛОМЕРАЦИИ ЗАРУБЕЖНОЙ ЕВРОПЫ В 1995 г.

* Включая страны СНГ.
В ГЕРМАНИИ большинство агломераций протягивается цепочкой вдоль Рейна и его притоков. Ниже всего по течению расположена самая большая Рейнско-Рурская полицентрическая агломерация, в свою очередь состоящая из двух основных частей – Рурской, протягивающейся на правобережье Рейна от Дуйсбурга до Дортмунда через Эссен и Бохум, и Прирейнской, включающей в первую очередь Дюссельдорф, Кёльн и Бонн (рис. 16). По большинству оценок население этой агломерации, без расчленения ее на части, составляет 10–11 млн человек. Выше по течению Рейна, у места впадения в него р. Майн, расположена Рейнско-Майнская агломерация, ядро которой образует Франкфурт-на-Майне. Еще выше по течению, в месте впадения в Рейн р. Неккар, находится Рейнско-Неккарская агломерация с городами Мангейм и Людвигсхафен. Наконец, к течению Неккара привязана еще одна агломерация, включающая в себя Штутгарт и целое созвездие примыкающих к нему более мелких городов. Уже за пределами этой рейнской цепочки расположены остальные крупные агломерации Германии: в южной части страны – Мюнхенская и Нюрнбергская, в северной – Гамбургская и Ганноверская, а в восточной – Берлинская.

Рис. 16. Городская агломерация Рейн-Рур в ФРГ

Рис. 17. Верхнесилезская городская агломерация в Польше

В ВЕЛИКОБРИТАНИИ среди агломераций (здесь они обычно именуются конурбациями – от лат. con – «с» и urbs – «город») ведущее место занимает Л о н д о н с к а я, население которой в зависимости от того, как проводят ее границы, варьирует в пределах от 7,6 млн до 12 млн человек. Далее идут Б о л ьш о й Бирмингем (Западный Мидленд) и Б о л ьш о й М а н-ч е с т е р с населением соответственно 3,2 и 2,6 млн человек, а также Л и д с (Западный Йоркшир) с населением 1,5 млн человек. Добавим, что некоторые авторы в число агломераций-миллионеров включают также Шеффилд (Южный Йоркшир) и Ливерпуль (Мерсейсайд).

В ИТАЛИИ к категории крупных городских агломераций относятся Миланская (4,1 млн человек), Неаполитанская (3,6 млн), Римская (3,5 млн) и Туринская (1, 6 млн).
Во ФРАНЦИИ выделяют Парижскую (11,3 млн человек), Лионскую (1,7 млн) и Марсельскую (1,5 млн) крупные агломерации.
В ПОЛЬШЕ три агломерации – Верхнесилезская, или Катовицкая, с населением 4 млн человек, Варшавская (2,2 млн) и Лодзинская (1,1 млн).
Верхнесилезская агломерация, сложившаяся в пределах угольного бассейна на площади 1,2 тыс. км2, является ярким примером полицентрической агломерации. Ее ядро образуют около двух десятков городов и несколько рабочих поселков, фактически сросшихся друг с другом (рис. 17). Они имеют единую систему электро-, газо– и водоснабжения, транспортную и социальную инфраструктуру. Например, университет расположен в Катовицах, политехнический институт – в Гливицах, оперный театр – в Бытоме, парк культуры и отдыха – в Хожуве. Средняя плотность населения в агломерации – более 1000 человек на 1 км7, но в центральной ее части она достигает 4000 человек на 1 км7.

Рис. 18. Городская агломерация Рандстад в Нидерландах

В НИДЕРЛАНДАХ иногда выделяют две агломерации – Амстердам и Роттердам. Но чаще говорят о единой для этой страны агломерации Рандстад Холланд с населением 6 млн человек. Название «Рандстад» в переводе означает «кольцевой город».
Действительно, 9 формирующих эту агломерацию более крупных городов, не говоря уже о 60 более мелких, образуют почти замкнутое урбанизированное кольцо (рис. 18). При этом каждый из главных городов выполняет свою важную функцию: Амстердам исторической столицы, финансового и культурного центра, Гаага – резиденции правительства, парламента, дипломатического корпуса, Роттердам – морских ворот агломерации и т. д. Средняя плотность населения в Рандстаде – 7000 человек на 1 км7. В урбанизированном кольцевом поясе она даже выше, а в центральной «зеленой зоне» – ниже.

Рис. 19. Английский мегалополис (по Г. Д. Костинскому)

В ИСПАНИИ также две агломерации с населением более 1 млн человек в каждой – Мадридская (5,1 млн) и Барселонская (3,9 млн).
Остальные агломерации-миллионеры находятся в Австрии (Вена – 2,1 млн человек), Бельгии (Брюссель – 1,7 млн), Болгарии (София – 1,2 млн), Венгрии (Будапешт – 2.6 млн), Греции (Афины – 3,1 млн), Дании (Копенгаген – 1,7 млн), Португалии (Лиссабон – 2,6 млн), Румынии (Бухарест – 2,2 млн), Чехии (Прага – 1,4 млн), Швеции (Стокгольм – 1,6 млн), Сербии (Белград —1.7 млн).
Современные городские агломерации зарубежной Европы, прежде всего моноцентрические, имеют довольно сложную внутреннюю структуру. Наиболее зрелые из них, подобно кольцам дерева, состоят из шести следующих структурных зон: 1) исторического городского ядра; 2) центральной зоны, включающей в себя помимо городского ядра ближайшую к нему интенсивно застроенную территорию; 3) внешней зоны со сплошной, но менее интенсивной застройкой; 4) первой пригородной зоны, которая обычно включает лесопарковый пояс и ближние города-спутники; 5) второй, более отдаленной, пригородной зоны с городами-спутниками; 6) территории обширного столичного региона. Первые три из них обычно образуют собственно город, первые четыре – «большой город», первые пять – агломерацию, все шесть– урбанизированный (метрополитенский) район. Такое структурное членение особенно важно учитывать при сравнении городов и агломераций, что хорошо демонстрирует сопоставительная таблица 10.

Фактическое слияние или территориальное сближение некоторых агломераций зарубежной Европы уже привело в нескольких случаях к формированию еще более крупных урбанистических образований – мегалополисов. К их числу относят прежде всего Английский и Рейнско-Рурский мегалополисы.
Английский мегалополис (рис. 19) включает в себя не менее двух десятков крупных агломераций с общим населением 30–35 млн человек, которые в совокупности занимают примерно 50 тыс. км2 территории. Главные его ядра образуют агломерации Лондона, Бирмингема, Манчестера и Ливерпуля.
Рейнско-Рурский мегалополис образовался на основе упоминавшихся выше агломераций ФРГ, расположенных по Рейну (Рейн – Рур, Рейн – Майн, Рейн – Неккар) и голландского Рандстада. Количественные параметры его примерно такие же, как у Английского мегалополиса. Однако, в отличие от него, этот мегалополис можно назвать межгосударственным.
Таблица 10

ТЕРРИТОРИАЛЬНАЯ СТРУКТУРА КРУПНЕЙШИХ ГОРОДСКИХ АГЛОМЕРАЦИЙ

В последнее время эксперты Европейского союза стали выделять еще более крупный межгосударственный мегалополис, который по отечественной терминологии, наверное, правильнее было бы отнести к разряду урбанизированной зоны, или полосы. Он охватывает сопредельные урбанизированные районы пяти стран – Восточную Англию, Рандстад, Рейн – Рур, Бельгийско-Французский (Антверпен – Брюссель – Лилль) и Парижский районы. В таких границах эта урбанизированная зона занимает 230 тыс. км2, а население ее достигает 85 млн человек (при средней плотности 370 человек на 1 км2).
По мнению ученых, для процесса урбанизации в зарубежной Европе – как, впрочем, и в большинстве других экономически развитых регионов – характерны три последовательные стадии. Первая из них – стадия концентрации населения в городах, особенно крупных, которая в этом регионе продолжалась до середины XX в. Затем наступила вторая стадия – развитие субурбанизации и городских агломераций, пришедшаяся в основном на 50—60-е гг. XX в. В это время значительная часть населения покидала центральные зоны городов, которые стали специализироваться на непроизводственной сфере и превращаться в деловые центры либо приходить в запустение. Отток в пригороды охватил прежде всего имущие слои, а также пожилых людей, которые особенно чутко реагировали на ухудшение качества городской среды, рост преступности и другие социальные явления, проявлявшиеся в ядрах агломераций.
Переход к третьей стадии произошел в 1970-е гг., когда рост городских агломераций в целом замедлился и возникла «зеленая волна» – отток населения и производства в небольшие города и сельскую местность, где цены на землю значительно меньше, рабочая сила дешевле, да и условия окружающей среды более благоприятны. В таких внеагломерационных зонах особенно охотно размещают филиалы предприятий новейших отраслей машиностроения, вспомогательные научные и инженерно-технические службы, вычислительные центры.
Но все это отнюдь не свидетельствует о наступлении в зарубежной Европе эры дезурбанизации. Напротив, это означает, что урбанизация принимает новые формы и охватывает новые территории. О том же говорит и начавшееся возвращение лиц с высокими и средними доходами в центральные городские районы, где до этого концентрировались бедные слои населения. Эта центростремительная тенденция, получившая наименование джентрификации, объясняется тем, что многие проблемы центров городов переместились в их пригороды, которые поэтому стали терять прежнюю привлекательность. Согласно официальным прогнозам доля городского населения в регионе в перспективе может стабилизироваться на уровне 82 %.

Восточная Европа. Столичные агломерации и бермудский треугольник новой мировой периферии

Владимир Дергачев

Почему в двадцать первом столетии в центре Восточной Европы идет процесс депопуляции в провинции, где люди живут хуже, чем автор видел в Аравийской пустыне (бедуины) и на Краю Света на Огненной Земле и Северном Борнео (коренные племена)?

В Восточной Европе экстенсивное развитие крупных городских агломераций, поглощающих значительные финансовые и людские ресурсы, ведет к опустыниванию огромных территорий. Крупные города как пылесосы вытягивают из провинции последних жителей. Провинция все больше отдаляется от центра по уровню и качеству жизни, а олигархическому государству не выгодно вкладывать деньги в вымирающие деревни и строить дороги, без которых невозможна полноценная жизнь. Процесс урбанизации закономерен, но должен быть предел деградации глубинки. Провинция — это родина и основной носитель русского, украинского и белорусского языка. Без возрождения провинции нет будущего у восточнославянских государств.

Индустриализация советского государства сопровождалась ускоренной урбанизацией, ведущей к созданию городских агломераций. Особая интенсивность агломерационных процессов в Советском Союзе наблюдалась в 70-е годы. Отмечался быстрый рост территорий городов-ядер, а также формирование мощных городов-спутников в периферийной зоне. В 80-е годы общая тенденция роста численности населения и площадей агломераций продолжилась. Начался процесс усиления роли пригородов, так же стали укрепляться и формироваться связи пригородов, периферийных зон, городов-спутников с центральными городами агломераций1. Распад Советского Союза сопровождался уменьшением числа городских жителей, а также значительным снижением скорости процесса формирования и развития агломераций на постсоветском пространстве. Период интенсивного роста и возникновение новых городских агломераций практически завершен. Исключением в Восточной Европе являются в основном Московская, Санкт-Петербургская, Киевская и Минская агломерации.

В России — самой протяжённой страны в мире – увеличивается (за некоторым исключением нефтедобывающих регионов), разрыв между столицей и провинцией в доходах, уровне и качестве жизни. Россия все больше превращается в страну контрастов. По уровню валового регионального продукта субъекты федерации различаются в 93 раза, по среднедушевым доходам граждан – в 5 раз, по объему инвестиций в основной капитал – в 208 раз, объему производства товаров и услуг на одного жителя – в 75 раз. В провинции из 83,3 тыс. населенных пунктов только 52,7 тыс. (63,3%) соединены автомобильными дорогами с твердым покрытием с федеральными трассами. Финансовый вопрос обострился в 50 российских регионах, где долги превышают половину собственных доходов. В числе самых крупных должников оказались даже регионы-доноры из-за порочной налоговой системы «все собрать и поделить», когда чиновники федерального центра решают, сколько денег можно вернуть обратно в регионы. А зачем возвращать? Уровень производительности труда в Москве превышает среднее значение по стране в 2,5 раза, а по сравнению с сельской провинцией – в 5–7 раз. В московской агломерации «кормится» около 40 млн. (москвичи, жители провинции и гастарбайтеры)2.

И российская власть приняла бездумное решение о создании «Большой Москвы», вместо того чтобы возиться с лишним населением малых городов и сельской провинцией. Кто обосновывал это решение – урбанисты и архитекторы, или здесь присутствуют корыстные интересы строительных компаний?

«Большая Москва» получила название по аналогии с «Большим Лондоном». Это крупнейший в стране макроэкономический регион и центр социально-экономического развития и притяжения центральной части России, одна из крупнейших городских агломераций мира. До конца 1980-х годов основной особенностью этой агломерации было абсолютное доминирование ядра, а расположенные радиально города-спутники во много раз уступали ему по численности населения. В настоящее время Московская агломерация по численности населения в три раза превосходит следующую по размеру Санкт-Петербургскую агломерацию.

В 2011 году началась реализация самого масштабного в истории города проекта расширения территории Москвы (в 2,5 раза) в юго-западном направлении за счёт территории Московской области. Основные заявленные цели проекта — демонтировать традиционную моноцентрическую структуру Московской агломерации, а также упорядочить градостроительное зонирование. Территориальными единицами Большой Москвы являются административные округа, районы и поселения. 12 административных округов включают несколько районов или поселений. Городской район как территориальная единица образуется с учётом исторических, географических, градостроительных особенностей соответствующих территорий, численности населения, социально-экономических характеристик, расположения транспортных коммуникаций, наличия инженерной инфраструктуры и других особенностей территории. Поселение как территориальная единица, функционирует на территориях, включённых в состав Москвы в 2012 году в ходе реализации проекта по расширению её территории.

До 1 июля 2012 года в Москве было 125 районов и 10 административных округов, а после расширения территории были образованы 2 новых административных округа (Новомосковский и Троицкий). На присоединённых территориях проживало менее 250 тыс. человек. Новая Москва, по замыслу проектировщиков, должна создать 1 млн. новых рабочих мест и обеспечить жильём 2 млн. человек. К 2025 году её людность может составить до 25 млн. человек.

Амбициозный проект «Большая Москва» вызвал неоднозначные оценки урбанистов. В результате уже сейчас наблюдается процесс опустынивания территорий даже в чернозёмной зоне, где население покидает неперспективные деревни, где нет работы и дорог с твердым покрытием к федеральным трассам. Расширение Москвы привело к ещё большей гиперцентрализации России. Огромные затраты на транспортно-производственную и селитебную инфраструктуру «Большой Москвы» из федерального бюджета отрицательно сказываются на развитие провинции самой протяженной страны мира, где катастрофическое состояние жилого фонда и дорог.

Масштабное экстенсивное расширение территории Москвы многими аналитикам и урбанистами характеризуется как «абсолютно нелогичное и ненормальное», не способное решить острые транспортные и экологические проблемы Московской агломерации. Из большой площади присоединённых территорий реально пока интенсивно используются земли в районе Рублёво-Архангельского, Сколкова и Щербинки. Присоединение Рублёво-Архангельского к Москве обосновывается необходимостью создания нового финансово-делового центра и города для богатых. На предлагаемых под освоение технополисом «Сколково» землях располагаются земли НИИ сельского хозяйства центральных районов Нечернозёмной зоны вместе с экспериментальными полями. В Щербинке расположен железнодорожный испытательный полигон.

Уже много лет ведутся дискуссии о создании нескольких крупных городских агломераций как альтернативу «двум столицам». Создание в Российской Федерации городских агломераций предусмотрено в Основах государственной политики регионального развития страны на период до 2025 года. В Российской Федерации уже сложились 20 крупнейших агломераций, в которых проживает треть всего населения страны. В качестве полигона предлагается рассматривать агломерации Екатеринбург–Челябинск–Пермь и Томск–Новосибирск–Барнаул.

***
К началу 90-х годов на территории Украины выделялось более десяти крупных городских агломераций. В настоящее время из-за сокращения численности населения (депопуляции) не только остановился процесс их развития, сокращается их количество. Небольшую положительную динамику показывает лишь столичная Киевская агломерация. Здесь население города-ядра практически не увеличилось между переписями населения 1989 и 2001 годов и составляло 2,6 млн. человек. В последующие годы наблюдает прирост за счет миграции из других регионов. Особенно приток мигрантов увеличился после 2014 года после утраты Крыма и событий в Донбассе. В результате до 10% мигрантов, постоянно де-факто проживающих в Киеве, имеют прописку в других регионах Украины. В настоящее время население Киева насчитывает 2,9 млн. человек (2017), в границах агломерации — 4 млн. человек.
В Украине благодаря «революции достоинства» и курса на создание «аграрной сверхдержавы» ускорился процесс вымирание не только деревни, но и «опустынивания» городов за счет освобождения от «темного» индустриального прошлого. Растет число украинских гастарбайтеров в Европе и России. В связи с процессами деиндустриализации Харьков утратил за последние четверть века 200 тыс. жителей и постепенно превращается в аналог американского Детройта. Процесс развития агломерации остановлен, программа реструктуризации городской экономики отсутствует. Для Донбасса наиболее актуален опыт реструктуризации Рейнско-Рурская агломерация, включая немецкий опыт консервации угольных шахт.

В Украине необходимо формирование экономического полицентричного агломерационного пояса реки Днепр – Черное море, выступающего в качестве главной оси коммуникационного каркаса страны, цементирующего Западную и Восточную Украину, с тремя крупнейшими агломерациями страны («Большой Киев», «Большой Днепр» и «Большая Одесса»).

Понятие «Большая Одесса» было введено в обращение в 80-е годы. Сегодня на привлечение инвестиций оказывает отрицательное влияние не только окружающая геополитическая обстановка, включая ухудшение политической ситуации в Молдове, находящейся на грани гражданской войны; призывы к силовому возвращению Крыма; отсутствие делимитации континентального шельфа северо-запада Черного моря в условиях новых геополитических реалий и политическая нестабильность в стране. Зарубежные дипломаты и инвесторы обращают внимание, что трудно вести переговоры по потенциальным объектам на территории Большой Одессы из-за разных подходов и частой конфронтации между областной властью и мэрией Одессы. В Генеральном плане Одессы предусмотрена модель создания «Большой Одессы» – от Черноморска (Ильичевска) до Южного, но отсутствуете механизм управления таким территориальным образованием.

За последние годы возросла геостратегическая роль «Большой Одессы», ставшей не только морской торговой и туристической столицей, но и главной военно-морской базой страны после утраты Севастополя. В большинстве зарубежных стран статус городских агломерации, на территории которых расположены главный морской торговый порт (или группа портов) и главная военно-морская база, повышен, на один или два уровня территориально-административного управления.

Поэтому в целях эффективного управления и создания условий для привлечения иностранных инвестиций необходимо создать Одесский городской округ центрального подчинения с получением широких прав субъекта внешнеэкономической деятельности и преференций для привлечения капитала. Городской округ должен объединить кроме Одессы Южный, Черноморск и Теплодар с сохранением местной муниципальной власти без увеличения общей численности чиновников и депутатов. Для формирования «Большой Одессы» актуален опыт китайского города-побратима Нинбо и созданного на его основе городского округа центрального подчинения. Необходимо изучить и механизм единого управления торговыми портами Одесса, Южный и Черноморск, которые являются государственными объектами стратегического значения.

***
В Восточной Европе в четырехугольнике городских агломераций Москва Санкт-Петербург – Киев – Минск идет процесс опустынивания территории и формируется новая мировая периферия. Здесь после распада СССР в сердце восточнославянских земель прошли новые государственные границы.

В западных областях России (Псковской, Новгородской, Тверской, Брянской, Орловской) имеются административные районы с населением около 4 – 6 тыс. человек. При советской власти такие малочисленные районы были созданы для коренных народов Сибири и Крайнего Севера. На фоне опустынивания исторических районов рекламируется программа «один бесплатный гектар» на Дальнем Востоке, тогда как забрасываются земли в чернозёмной и нечернозёмной зоне Европейской территории страны. Населения на Псковщине стало меньше, чем почти два века назад во времена ссылки Александра Сергеевича Пушкина. Численность населения Псковской области по данным переписи 1926 года составляла 1 млн. 678 тыс., а к 2015 году сократилась до 651 тыс., или в 2,6 раза. За последние четверть века Псковская область потеряла 23% населения. Это своеобразный российский и европейский антирекорд демографической депопуляции.

По теме: Бермудский треугольник российской провинции

С 1990 года на Украине в пограничье с Россией население сократилось в Черниговской области с 1,4 млн. до 1 млн. человек, Житомирской области — с 1,5 до 1,2 млн., Сумской области – с 1,4 до 1,1 млн. и Харьковской области – с 3, 2 до 2,7 млн.

Население Белоруссии возросло за период 1959 – 1992 годы с 8 млн. человек до 10,2 млн. человек и сократилось к 2018 году до в 9,5 млн. человек. За это время население Минска увеличилась с 500 тыс. до 2 млн. человек, или в 4 раза. Доля столицы в населении республики возросла с 6,8% до 20 %, в основном за счет сельского населения.

На этом фоне белорусско-российское приграничье приходит в упадок. С 1991 года население в трех белорусских областях — Витебской, Могилевской и Гомельской уменьшилось на 14,4%, а в трех российских — Псковской, Смоленской и Брянской – на 18,5%. Пограничные районы Смоленской области потеряли до 40% населения. В ряде белорусских районов до 30% трудоспособного населения выезжает на работу в Россию ежедневно, где оплата труда значительно выше3. Белорусская деревня выглядит привлекательнее российской и украинской, но низкая оплата труда так же вынуждает сельчан к трудовой миграции.

Провинция, частично утратившая такие ценности как сохраненную природу и сохраненную мораль, пока не может выполнять консолидирующую роль в социокультурном пространстве восточноевропейских государств. Здесь региональная политика в условиях рыночных отношений деградировала по сравнению с советским периодом. Не удается, как считают аналитики, создать финансовый механизм, призванный стимулировать депрессивные территории, не разоряя сильные регионы. Провинция все больше отдаляется от центра, которому не выгодно вкладывать деньги в умирающие деревни. Миллионы сельских жителей оказались лишними людьми. Все ли можно измерять в провинции рыночной эффективностью при размещении школ и больниц, «не нужных для производства сельхозпродукции с учетом новых технологий». Можно ли экономией на управленческом аппарате, расходах на инфраструктуре и социальной сфере заменить истоки Большой Родины?

Другие публикации:
Бермудский треугольник российской провинции
Когда туристы-папуасы посетят умирающие деревни «братьев славян»?
Русское пограничье и «Дранг нах Остен»
Западный форпост Земли Русской
Изборск. «Откуда есть пошла Земля Русская?». Где начинается Родина
Псков. Сторожевой оплот воли и силы Земли Русской
Псковская миссия. Враги советской власти, помогавшие духовно выжить населению и военнопленным на оккупированных территориях
Псково-Печерский монастырь. Устоявший на грозных ветрах истории
Архимандрит Алипий. Гвардии рядовой.
Тот, кто брюхом силен, не победит сильных духом
Пушкинский заповедник. «Приют сияньем муз одетый»

1 Полян П.М. Методика выделения и анализа опорного каркаса расселения. М.: ИГ АН СССР, 1988. Лаппо Г., Полян П., Селиванова Т. Агломерации России в XXI веке. — http://www.frrio.ru/uploads_files/Lappo.pdf.

2 Юрий Алексеев Спасут ли Россию агломерации? Крупные города, как пылесосы, вытягивают из глубинки последних жителей. — http://www.stoletie.ru/ekonomika/spasut_li_rossiju_aglomeracii_740.htm

3 Сергей Запрудский Интервью с Андреем Поротниковым: Чья депрессивность притягательнее? (Как депрессия охватывает российско-белорусское приграничье). — https://thinktanks.by/publication/2018/03/30/andrey-porotnikov-chya-depressivnost-prityagatelnee.html

«Геополитика сверхдержав»

Великий час геополитики.
Геополитическая трансформация мира

Геополитика Мирового
океана

Великие лидеры Востока, победившие бедность и коррупцию

Путешествие в Древний Египет в поисках причин гибели цивилизации
Путешествие из славян в грекив поисках демократии
Путешествие во Флоренцию в поисках национальной идеи
Путешествие в Венецию в поисках долголетия государства

Шотландия Адама Смита.

Воспоминания
Ландшафты памяти
Ландшафты путешествий. Города и страны
Ландшафты поэзии, музыки и живописи

Избранные статьи и посты
ПУТЕШЕСТВИЯ ПО ПРОСТОРАМ РОДИНЫ ЧУДЕСНОЙ
Шейх Заид. Самая выдающаяся исламская личность

Павел Флоренский. Русский Леонардо да Винчи
Максим Горький. Писатель, купленный любовью народа
Иван Бунин. Певец пограничья природы
Анна Ахматова. Парящая в небесах
Николай Гумилев. Конкистадор истоков человеческой природы
Николай Заболоцкий. Поэт философской лирики

Бесподобная Элеонора. Королева мужских сердец
Анна Вырубова. Фрейлина, монахиня, оклеветанная
Трафальгарская Венера. Символ красоты и силы духа
Париж. Лувр. Гимн обворожительным женщинам

Трансильвания. Замок Дракулы. Вампирский бренд Румынии
Где присуждают и вручают Нобелевские премии
Олимпийские игры. От Древней Греции до Сочи
Гибель мировой секретной империи
Великий час кораблей пустыни
Неугасающий ослепительный блеск Венеции
Карибы. Святой Мартин. Остров двух господ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *